Ожирение, метаболический синдром и тромбофилия

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2017.10.27-33

02.11.2017
471

ФГБОУ ВО Первый московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова Минздрава России, Москва

Цель исследования. Провести комплексный анализ данных, имеющихся в современной литературе, о патогенетической взаимосвязи ожирения и тромбофилии в развитие акушерских и тромботических осложнений у пациенток с метаболическим синдромом.
Материал и методы. В обзор включены данные зарубежных и отечественных статей, найденных в Pubmed и eLibrary по данной теме, опубликованных за последние 10 лет.
Результаты. Наглядно представлены возможные механизмы и патогенетическая взаимосвязь эндокринных, провоспалительных и протромботических статусов, наблюдающихся у пациенток с метаболическим синдромом, в развитии акушерских и тромботических осложнений.
Заключение. Несмотря на значимое количество исследований, посвященных изучению факторов риска и патогенетических механизмов развития тромбоэмболических осложнений у пациентов с метаболическим синдромом, проблема выявления причин и способов коррекции нарушений окончательно не решена и требует дальнейшего изучения. При этом ежегодно увеличивающийся процент лиц с ожирением и метаболическим синдромом среди женщин репродуктивного возраста ставит новые задачи по оптимизации их подготовки к беременности, проведению профилактики тромбогеморрагических осложнений во время беременности, родоразрешения и в послеродовом периоде.

Распространенность метаболического синдрома (МС) продолжает неуклонно расти во всем мире; по данным ряда эпидемиологических исследований, она варьирует от 12,4 до 28,5% у мужчин и от 10,7 до 40,5% у женщин. Особое внимание заслуживает рост распространенности МС среди женщин репродуктивного возраста, среди которых данная патология диагностируется в 25–30% случаев. Известно, что пациенты с ожирением и МС имеют дополнительный риск развития заболеваний сердечно-сосудистой системы, а также особенно высокий риск тромбоэмболических осложнений [1]. На сегодняшний день крайне важным является изучение патогенетической взаимосвязи МС и риска развития тромбоэмболических осложнений. Результаты исследований демонстрируют ассоциацию МС с гиперкоагуляцией, при этом отмечается повышение активности плазматического звена гемостаза, снижение фибринолиза, эндотелиальная дисфункция, повышение активности тромбоцитов [2]. Инсулинорезистентность, являющаяся основным патогенетическим фактором МС, может обусловливать развитие данного процесса посредством угнетения синтеза и высвобождения как оксида азота, так и простациклина в эндотелии, а также повышения синтеза и биодоступности эндотелина-1. Оксид азота, помимо вазодилятации, ингибирует адгезию и агрегацию тромбоцитов, снижает проницаемость сосудистой стенки и ингибирует пролиферацию сосудистых гладкомышечных клеток [3, 4].

Глюкозотоксичность, липотоксичность, хронический провоспалительный статус тоже играют роль в развитии эндотелиальной дисфункции, а также усиливают инсулинорезистентность, способствуя развитию дальнейших метаболический нарушений [5].

По данным ряда исследований, при ожирении и МС отмечено повешенное содержание макрофагов в жировой ткани; нарушение взаимодействия между макрофагами и адипоцитами является основной причиной развития дисфункции последних. Избыток жировой массы повышает уровень внутриклеточных липидов и приводит к гипертрофии и гиперплазии адипоцитов [6–8]. Образование большого количества адипоцитов ведет к повышенному содержанию свободных жирных кислот, обладающих проатерогенным эффектом на клетки эндотелия, макрофаги и клетки гладкой мускулатуры сосудов и ингибирующих антилиполитическую активность инсулина [9]. Свободные жирные кислоты также связывают неспецифический толл-подобный рецептор-4 макрофагов, активируют ядерный фактор κВ и, следовательно, увеличивают продукцию фактора некроза опухоли-ɑ (ФНО-ɑ). Продукция макрофагами ФНО-ɑ в дальнейшем индуцирует липолиз адипоцитов и увеличивает концентрацию молекул адгезии на поверхности адипоцитов и моноцитов, привлекает моноциты в жировую ткань и способствует их дифференциации в макрофаги. Таким образом, увеличение продукции ФНО-ɑ макрофагами приводит к образованию паракринного порочного круга, ведущего к развитию хронического провоспалительного статуса [10].

Повышенный уровень свободных жирных кислот оказывает патологическое воздействие и на сосудистую стенку, вызывая апоптоз эндотелиальных клеток, индуцирующий экспрессию ФНО-ɑ, интерлейкина (ИЛ)-8, молекул клеточной адгезии и, как следствие, привлечение моноцитов в эндотелий [11].

В результате данных процессов происходит пролиферация гладкомышечных клеток сосудистой стенки и синтез компонентов внеклеточного матрикса, способствующий задержке в интиме сосуда липопротеинов низкой плотности (ЛПНП) и формированию атеросклеротической бляшки [12].

Чрезмерное накопление липидов в клетке вызывает эндоплазматический и митохондриальный стресс, проявляющийся в нехватке эндоплазматического протеина, формировании жировых капель, повышении уровня лактата, разобщении окислительных процессов в митохондриях и продукции реактивных форм кислорода и свободных радикалов. Таким образом, наблюдаемое при ожирении внутриклеточное повреждение адипоцитов трансформируется путем воздействия повышенного уровня ФНО-ɑ, адипокинов и медиаторов воспаления в системный воспалительный ответ [7].

Адипонектин, основной протеин, секретруемый адипоцитами, обладает антиатеросклеротическим и противовоспалительным действием [13]. Адипонектин ингибирует продукцию ФНО-ɑ и ИЛ-6 адипоцитами и эндотелиальными клетками, снижает экспрессию молекул адгезии на поверхности этих клеток, блокирует накопление липидов и трансформацию макрофагов в пенистые клетки, ингибирует обусловленный липопрот...

Список литературы

1. Ageno W., Becattini C., Brighton T., Selby R., Kamphuisen P.W. Cardiovascular risk factors and venous thromboembolism: a meta-analysis. Circulation. 2008; 117(1): 93-102.

2. Kim J.A., Montagnani M., Koh K.K., Quon M.J. Reciprocal relationships between insulin resistance and endothelial dysfunction: molecular and pathophysiological mechanisms. Circulation. 2006; 113(15): 1888-904.

3. Kobashi G., Ohta K., Yamada H., Hata A., Minakami H., Sakuragi N. et al.; Hokkaido Perinatal Epidemiology Study Group. 4G/5G variant of plasminogen activator inhibitor-1 gene and severe pregnancy-induced hypertension: subgroup analyses of variants of angiotensinogen and endothelial nitric oxide synthase. J. Epidemiol. 2009; 19(6): 275-80.

4. Fay W.P., Garg N., Sunkar M. Vascular functions of the plasminogen activation system. Arterioscler. Thromb. Vasc. Biol. 2007; 27(6): 1231-7.

5. Kopp C.W., Kopp H.P., Steiner S., Kriwanek S., Krzyzanowska K., Bartok A. et al. Weight loss reduces tissue factor in morbidly obese patients. Obes. Res. 2003; 11(8): 950-6.

6. Russo I., Traversa M., Bonomo K., De Salve A., Mattiello L., Del Mese P. et al. In central obesity, weight loss restores platelet sensitivity to nitric oxide and prostacyclin. Obesity. 2010; 18(4): 788-97.

7. Gregor M.F., Hotamisligil G.S. Thematic review series: adipocyte biology. Adipocyte stress: the en doplasmic; reticulum and metabolic disease. J. Lipid Res. 2007; 48(9): 1905-14.

8. Бокарев И.Н. Метаболический синдром. Клиническая медицина. 2014; 92(8): 71-6.

9. Boden G. Obesity and free fatty acids. Endocrinol. Metab. Clin. North Am. 2008; 37(3): 635-46.

10. Gaspsyryan A.Y., Ayvazyan L., Mikhailidis D.P., Kitas G.D. Mean platelet volume: a link between thrombosis and inflammation? Curr. Pharm. Des. 2011; 17: 47-58.

11. Арабидзе Г. Г. Клиническая иммунология атеросклероза от теории к практике. Атеросклероз и дислипидемии. 2013; 1: 4-19.

12. Targher G., Zoppini G., Moghetti P., Day C.P. Disorders of coagulation and hemostasis in abdominal obesity: emerging role of fatty liver. Semin. Thromb. Hemost. 2010; 36(1): 41-8.

13. Hajer G.R., van Haeften T.W., Visseren F.L. Adipose tissue dysfunction in obesity, diabetes, and vascular diseases. Eur. Heart J. 2008; 29(24): 2959-71.

14. Maury E., Brichard S.M. Adipokine dysregulation, adipose tissue inflammation and metabolic syndrome. Mol. Cell. Endocrinol. 2010; 314(1): 1-16.

15. Kato H., Kashiwagi H., Shiraga M., Tadokoro S., Kamae T., Ujiie H. et al. Adiponectin acts as an endogenous antithrombotic factor. Arterioscler. Thromb. Vasc. Biol. 2006; 26(1): 224-30.

16. Lumeng C.N., Bodzin J.L., Saltiel A.R. Obesity induces a phenotypic switch in adipose tissue macrophage polarization. J. Clin. Invest. 2007;117(1): 175-84.

17. Аронов Д.М., Лупанов В.П. Некоторые аспекты патогенеза атеросклероза. Атеросклероз и дислипидемии. 2011; 1: 48-56.

18. Ibanez B., Vilahur G., Badimon J.J. Plaque progression and regression in atherothrombosis. J. Thromb. Haemost. 2007; 5(1): 292-9.

19. Nieuwdorp M., Stroes E.S., Meijers J.C., Büller H. Hypercoagulability in the metabolic syndrome. Curr. Opin. Pharmacol. 2005; 5(2): 155-9.

20. Alessi M.C., Juhan-Vague I. Metabolic syndrome, haemostasis and thrombosis. Thromb. Haemost. 2008; 99(6): 995-1000.

21. Bates S.M., Greer I.A., Pabinger I., Sofaer S., Hirsh J. Venous thromboembolism, thrombophilia, antithrombotic therapy, and pregnancy: American College of Chest Physicians Evidence-Based Clinical Practice Guidelines (8th Edition). Chest. 2008; 133(6, Suppl.): 844S-86S.

22. Randriamboavonjy V., Fleming I. Insulin, insulin resistance, and platelet signaling in diabetes. Diabetes Care. 2009; 32(4): 528-30.

23. Shamshirsaz A.A., Paidas M., Krikun G. Preeclampsia, hypoxia, thrombosis, and inflammation. J. Pregnancy. 2012; 2012: 374047.

24. Anfossi G., Russo I., Trovati M. Platelet dysfunction in central obesity. Nutr. Metab. Cardiovasc. Dis. 2009; 19(6): 440-9.

25. Olufadi R., Byrne C.D. Effects of VLDL and remnant particles on platelets. Pathophysiol. Haemost. Thromb. 2006; 35(3-4): 281-91.

26. Mina A., Favaloro E.J., Koutts J. Hemostatic dysfunction associated with endocrine disorders as a major risk factor and cause of human morbidity and mortality: a comprehensive meta-review. Semin. Thromb. Hemost. 2007; 33(8): 798-809.

27. Jacobsen A.F., Skjeldestad F.E., Sandset P.M. Incidence and risk patterns of venous thromboembolism in pregnancy and puerperium—a register-based casecontrol study. Am. J. Obstet. Gynecol. 2008; 198(2):233. e1-7.

28. Franchini M., Targher G., Montagnana M., Lippi G. The metabolic syndrome and the risk of arterial and venousthrombosis. Thromb. Res. 2008; 122(6):727-35.

29. Nagai N., Hoylaerts M.F., Cleuren A.C., Van Vlijmen B.J., Lijnen H.R. Obesity promotes injury induced femoral artery thrombosis in mice. Thromb. Res. 2008; 122(4): 549-55.

30. Mottillo S., Filion K.B., Genest J., Joseph L., Pilote L., Poirier P. et al. The metabolic syndrome and cardiovascular risk a systematic review and meta-analysis. J. Am. Coll. Cardiol. 2010; 56(14): 1113-32.

31. Eichinger S., Hron G., Bialonczyk C., Hirschl M., Minar E., Wagner O. et al. Overweight, obesity, and the risk of recurrent venous thromboembolism. Arch. Intern. Med. 2008; 168(15): 1678-83.

32. Poirier P., Giles T.D., Bray G.A., Hong Y., Stern J.S., Pi-Sunyer F.X., Eckel R.H.; American Heart Association; Obesity Committee of the Council on Nutrition, Physical Activity, and Metabolism. Obesity and cardiovascular disease: pathophysiology, evaluation, and effect of weight loss. Circulation. 2006; 113(6): 898-918.

33. Передеряева Е.Б., Пшеничникова Т.Б., Макацария А.Д. Роль тромбофилии в патогенезе осложнений беременности у женщин с метаболическим синдромом. Практическая медицина. 2013; 7: 32-41.

34. Передеряева Е.Б., Пшеничникова Т.Б., Донина Е.В., Макацария А.Д., Капанадзе Д.Л. Течение беременности у женщин с метаболическим синдромом с учетом патогенетической роли тромбофилии. Акушерство, гинекология и репродукция. 2014; 8(1): 60-7.

35. Макацария А.Д., Пшеничникова Е.Б., Пшеничникова Т.Б., Бицадзе В.О. Метаболический синдром и тромбофилия в акушерстве и гинекологии. М.: МИА; 2006. 480с.

36. Капанадзе Д.Л. Беременность и роды у женщины с сочетанной тромбофилией, тромбозами и преэклампсией в анамнезе. Акушерство, гинекология и репродукция. 2014; 8(1): 51-3.

37. Пшеничникова Т.Б., Передеряева Е.Б., Донина Е.В., Гадаева З.К. Место тромбофилии в структуре синдрома потери плода у женщин с метаболическим синдромом. Акушерство, гинекология и репродукция. 2013; 7(4): 35-43.

38. Li H., Forstermann U. Nitric oxide in the pathogenesis of vascular disease. J. Pathol. 2000; 190(3): 244-54.

39. Badimon L., Hernandez Vera R., Vilahur G. Atherothrombotic risk in obesity. Hamostaseologie. 2013; 33(4): 259-68.

40. Murakami T., Horigome H., Tanaka K., Nakata Y., Ohkawara K., Katayama Y., Matsui A. Impact of weight reduction on production of platelet-derived microparticles and fibrinolytic parameters in obesity. Thromb. Res. 2007; 119(1): 45-53.

41. Badimon L., Storey R.F., Vilahur G. Update on lipids, inflammation and atherothrombosis. Thromb. Haemost. 2011; 105(1): 34-42.

42. Kidron D., Bernheim J., Aviram R. Placental findings contributing to fetal death, a study of 120 stillbirths between 23 and 40 weeks gestation. Placenta. 2009; 30(8): 700-4.

43. Heerwagen M.J., Miller M.R., Barbour L.A., Friedman J.E. Maternal obesity and fetal metabolic programming: a fertile epigenetic soil. Am. J. Physiol. Regul. Integr. Comp. Physiol. 2010; 299(3): R711-22.

44. James A.H. Venous thromboembolism in pregnancy. Arterioscler. Thromb. Vasc. Biol. 2009; 29(3): 326-31.

45. Хромылев А.В., Макацария А.Д. Противотромботическая терапия у родильниц с метаболическим синдромом после абдоминального родоразрешения. Акушерство, гинекология и репродукция. 2016; 10(3): 11-6.

Поступила 16.01.2017

Принята в печать 17.02.2017

Об авторах / Для корреспонденции

Хромылев Алексей Викторович, аспирант кафедры кафедры акушерства и гинекологии, ГБОУ ВПО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова.
Адрес: 119048, Россия, Москва, ул. Трубецкая, д. 8, стр. 2. E-mail: khromilev@mail.ru
Макацария Александр Давидович, д.м.н., член-корреспондент РАН, профессор, зав. кафедрой акушерства и гинекологии медико-профилактического факультета
ГБОУ ВПО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова. Адрес: 119048, Россия, Москва, ул. Трубецкая, д. 8, стр. 2. Телефон: 8 (495) 788-58-40. E-mail: gemostasis@mail.ru

Для цитирования: Хромылев А.В. Макацария А.Д. Ожирение,
метаболический синдром и тромбофилия. Акушерство и гинекология. 2017; 10: 27-33.
https://dx.doi.org/10.18565/aig.2017.10.27-33

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь