Особенности чрескожной нефролитотрипсии у пациентов с мочекаменной болезнью единственной почки

24.04.2015
928

ГБУЗ МО «Московский областной научно-исследовательский клинический институт им. М. Ф. Владимирского», Москва
Представлены результаты чрескожной нефролитотрипсии (ЧНЛТ) 49 больных МКБ единственной почки. В почке конкременты локализовались у 44 (89,8%), в верхней трети мочеточника – у 5 (10,2%) пациентов. Камни были одиночными (18; 36,7%), множественными (14; 28,6%) или коралловидными (17; 34,7%). Эффективность ЧНЛТ оценивалась непосредственно после операции, а также к исходу 3-го месяца наблюдения, составив 75,5 и 93,9% соответственно. Размер камня (р=0,594), исходное состояние уродинамики верхних мочевыводящих путей (р=0,205) не влияли на почечный клиренс при ЧНЛТ. С увеличением исходного размера конкремента возрастали число необходимых лечебных сессий (р=0,013), продолжительность операции (р<0,0001), а также сроки послеоперационного нахождения пациента в стационаре (р<0,0001). Осложнения оперативного вмешательства возникали нередко (44,9%), хотя вспомогательные манипуляции выполняли нечасто (26,5%). Связи между размером конкремента, числом осложнений и вспомогательных манипуляций не отмечено (р=0,361). Корреляции между клинической формой единственной почки при уролитиазе и возникновением осложнений в ходе лечения не выявлено (р=0,121), равно как и между наличием осложнений и причиной «утраты» контралатеральной почки (р>0,05). Таким образом, чрескожная нефролитотрипсия является высокоэффективным методом лечения камней единственной почки. Большое значение имеют правильный выбор показаний и противопоказаний к данному методу, предоперационная подготовка, техника операции, послеоперационное ведение больного.

Введение. Мочекаменная болезнь (МКБ) является одним из распространенных урологических заболеваний и в общей популяции встречается среди 5,3% населения, характеризуется тенденцией к неуклонному росту числа заболевших [1]. В последнее время возросла доля так называемых сложных форм уролитиаза, к числу которых относят коралловидные и крупные, более 20 мм, лоханочные камни, билатеральные камни почек, а также камни единственной почки [2]. Мочекаменную болезнь единственной почки выделяют в отдельную клиническую форму ввиду тяжести течения заболевания, высокого риска развития обтурационной анурии, гнойно-септических осложнений, частоты рецидивирования, отсутствия функционального резерва почки, наличия хронического пиелонефрита и быстропрогрессирующей почечной недостаточности [3]. Отмечается увеличение доли пациентов с камнями единственной почки, которые составляют 2–6% от общего числа больных, страдающих МКБ. Все это определяет актуальность поисков и путей модернизации различных методов лечения [4].

Чрескожная нефролитотрипсия (ЧНЛТ) стала «золотым» стандартом лечения больных «сложными» формами уролитиаза. Однако на сегодняшний день у исследователей нет единого мнения о необходимости и безопасности формировании дополнительных доступов, применения методики ЧНЛТ «tubeless», количестве лечебных сессий у пациентов с единственной почкой.

Представляем наш опыт применения ЧНЛТ при лечении камней единственной почки.

Материалы и методы. Чрескожная нефролитотрипсия была выполнена 49 пациентам с МКБ единственной почки, находившихся на лечении в МОНИКИ им. М. Ф. Владимирского с января 2000 по декабрь 2013 г. Конкременты в единственной функционирующей почке выявлены у 28 (57,2%) человек, в единственной «приобретенной» почке – у 18 (36,7%), в единственной врожденной – у 3 (6,1%). Возраст пациентов колебался от 18 до 82 лет, в среднем составив 57,6±11,8 года. Преобладали лица женского пола в соотношении 1,9:1,0. Камни локализовались в почке большинства пациентов – 44 (89,8%) человека, а конкременты верхней трети мочеточника диагностированы у 5 (10,2%) больных. Камни были одиночными (18; 36,7%), множественными (14; 28,6%) или коралловидными (17; 34,7%). Распределение по размерам конкрементов было следующим: до 2 см – 6 (12,2%) больных, 2,1–3,0 см – 23 (47%) более 3,1 см – 20 (40,8%) пациентов. Рентгенопозитивные камни (32; 65,3%) отмечены в подавляющем большинстве наблюдений. Рецидивный характер нефролитиаз единственной почки имел место у 11 (22,4%) пациентов; рецидив возникал в среднем через 6 лет после первичного удаления конкрементов. Пациентов с резидуальными камнями, оставленными во время предыдущих оперативных вмешательств, выполненных в других лечебных организациях, было 2 (4,1%).

Диагностический алгоритм обследования помимо общепринятых лабораторных методов включал посев мочи на флору и чувствительность, УЗИ мочевыводящей системы, обзорную и экскреторную урографию, компьютерную томографию (по показаниям), динамическую нефросцинтиграфию (по показаниям).

Тупые боли в области поясницы присутствовали у всех 49 пациентов. Бактериурия в диагностическом титре исходно была верифицирована для 21 (42,8%) пациента, всем им была проведена антибиотикотерапия с последующим контрольным посевом мочи. Преобладали грамотрицательные штаммы (76,2%): Escherichia coli, Pseudomonas aeruginosa, Proteus mirabilis и др. Оперативное вмешательство выполнено при концентрации микроорганизмов в моче не более 104 КОЕ/мл. Хронический пиелонефрит осложнил течение заболевания 44 (89,8%) пациентам.

Предварительное дрени...

Список литературы

  1. Curhan G.C. Epidemiology of stone disease. Urol. clin. north Am. 2007;34(3):287–293.
  2. Аляев Ю.Г., Амосов А.В., Саенко В.С. Метафилактика мочекаменной болезни. М.: Эксмо, 2007. 350 с.
  3. Дутов В.В. Современные аспекты лечения некоторых форм мочекаменной болезни. Дисс. д-ра мед. наук. М., 2000. 404 с.
  4. Москаленко С.А. Дистанционная литотрипсия в лечении различных форм нефролитиаза единственной почки. Дисс. канд. мед. наук. М., 1998.
  5. Amr F., El-Sheikh M., El-Sergany R., Abdel-Rassoul M.A., Elshenofy A., Ghamrawy H., El Bary A.A., Fayad T. Effect of multiple access tracts during PCNL on renal function: baseline creatinine and glomerular filtration rate are important predictors. J. Urol. 2013;189(4):693.
  6. Eisenberger F., Schmidt A. ESWL and the future of stone management. World J. Urol. 1993;11(1):194.
  7. Bucuras V., Gopalakrishnam G., Wolf J.S., Sun Y., Bianchi G., Erdogru T., de la Rosette J. CROES PCNL Study Group. Society percutaneous nephrolithotomy global study: nephrolithotomy in 189 patients with solitary kidneys. J. Endourol. 2011;25(1):11–17.
  8. El-Tabey N.A., El-Nahas A.R., Eraky I., Shoma A.M., El-Assmy A.M., Soliman S.A., Shokeir A.A., Mohsen T., El-Kappany H.A., El-Kenawy M.R. Long-term functional outcome of percutaneous nephrolithotomy in solitary kidney. Urology. 2014;83(5):1011–1015.
  9. Wong K.A., Sahai A., Patel A., Thomas K., Bultitude M., Glass J. Is percutaneous nephrolithotomy iЬn solitary kidneys safe? Urology. 2013;82(5):1013–1016.
  10. Wickham J.E.A., Miller R.A., Kellett M.J., Payne S.R. Percutaneous nephrolithotomy: one stage or two? Br. J. Urol. 1984;56(6):582–585.
  11. Huang W.-H., Jiann B.-P., et al. Risk factors of massive bleeding after percutaneous nephrolithotomy and its management. JTUA. 2003;14(2):65–70.
  12. Sofer M., Lidawi G,. Keren-Paz G., Yehiely R., Beri A., Matzkin H. Tubeless Percutaneous Nephrolithotomy: first 200 cases in Israel. Isr. Med. Assoc. J. 2010;12:164–167.
  13. Lojanapiwat B., Soonthornphan S., Wudhikarn S. Tubeless percutaneous nephrolithotomy in selected patients. J. Endourol. 2001;15:711–713.

Об авторах / Для корреспонденции

Автор для связи: И.Г. Паршенкова – аспирант кафедры урологии; e-mail: irina.parshenkova@bk.ru

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь