«Отсроченное Материнство»: Современные возможности сохранения репродуктивного потенциала

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.1.56-61

04.02.2019
29

ФГБУ Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова Минздрава России

Проведен анализ данных, имеющихся в современной литературе, о применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) с криоконсервацией аутологичных ооцитов. Витрификация ооцитов является эффективной методикой сохранения фертильности, которая может быть использована не только для медицинских, но и для социальных показаний. Эффективность витрификации ооцитов зависит от возраста и овариального резерва пациентки. Необходимо дальнейшее изучение данной проблемы, создание единого регистра циклов ВРТ с использованием аутологичных витрифицированных ооцитов для комплексной оценки эффективности и безопасности метода.

Возможность реализации репродуктивной функции является одним из важных факторов, определяющих качество жизни человека. Несмотря на то, что с биологической точки зрения оптимальная фертильность у женщин регистрируется в раннем репродуктивном возрасте (до 35 лет), число пациенток, откладывающих рождение первого ребенка на более поздний период, неуклонно увеличивается с каждым годом. На сегодняшний день средний возраст рождения первого ребенка для женщин на 3,5 года больше, чем три десятилетия назад. Причины имеющегося тренда могут быть связаны с доступными способами контрацепции, а также с изменением социальной роли женщины в современном мире. Кроме того, определенную роль играет низкая осведомленность женщин о медицинских аспектах бесплодия, ассоциированного с возрастом.

Помимо естественного снижения фертильности, существуют различные факторы, негативно влияющие на дальнейшую фертильность женщины. Распро­странение методик вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), в первую очередь программы экстракорпорального оплодотворения (ЭКО), открыло различные новые инструменты для избирательного сохранения репродуктивной функции. Под термином «отсроченное материнство» понимают создание банка собственных ооцитов с целью их последующего использования в программах ВРТ.

Актуальность проблемы

За последние несколько десятилетий доля первородящих женщин старшего репродуктивного возраста во всем мире постоянно увеличивается. Так, в Канаде доля первородящих женщин в возрасте старше 30 увеличилась с 11% в 1987 г. до 26% в 2005 г., а доля первородящих женщин в возрасте старше 35 лет увеличилась с 4% в 1987 г. до 11% в 2005 г., и, соответственно, уменьшилась доля молодых первородящих женщин [1]. В западных странах увеличивается число пациенток, планирующих рождение первого ребенка в возрасте 44 лет и старше. Однако, в большинстве случаев, единственной возможностью для пациенток «очень позднего» репродуктивного возраста получить беременность и рождение здорового ребенка является использование донорских ооцитов.

Бесплодие, ассоциированное с возрастом, обусловлено различными причинами: высокий риск хромосомных аномалий ооцитов (а значит, эмбрионов), снижение овариального резерва, высокая частота экстрагенитальной и гинекологической патологии [2, 3]. Многие пациентки, являющиеся субфертильными в возрасте 25–30 лет, не могут забеременеть в возрасте 35 лет и старше. Эффективность лечения бесплодия методом ЭКО снижается на 4,7% из расчета на каждый год жизни женщины после 30 лет, что, вероятнее всего, связано с увеличением риска генетических аномалий эмбрионов. Предполагается, что около 30% эмбрионов человека имеют хромосомные аномалии в виде анеуплоидии, и этот показатель может значительно увеличиваться у женщин старше 38 лет [4–6]. Доля ооцитов с различными видами анеуплоидии прогрессивно увеличивается с возрастом и может достигать 100% у женщин старше 45 лет [7].

В 2012 году исследователи из Канады провели мета-анализ и опубликовали рекомендации по ведению пациенток различных возрастных групп [8]:

Женщины, которые откладывают рождение ребенка на поздний возраст, подвергаются повышенному риску бесплодия. Фертильность значительно снижается в возрасте 32 лет и старше. ВРТ не могут гарантировать живорождение или полностью компенсировать бесплодие, ассоциированное с возрастом (II-2A)

Оценку фертильности следует проводить через 6 месяцев незащищенного полового акта у женщин в возрасте от 35 до 37 лет, и ранее у женщин в возрасте 38 лет и старше (II-2A)

Женщины в возрасте 35 лет и старше имеют повышенный риск анеуплоидии эмбрионов и врожденных аномалий плода (II-1A).

Показания для криоконсервации аутологичных ооцитов

Возможность криоконсервации ооцитов и эмбрионов является одним из важнейших достижений репродуктивной медицины за последние несколько десятилетий. Создание банка собственных ооцитов является «золотым стандартом» сохранения фертильности при различных состояниях, угрожающих потере репродуктивной функции.

В 2017 году экспертная группа Европейского Об­щества по вопросам репродукции человека и эм­бри­ологии (англ. ESHRE – European Society of Human Reproduction and Embryology) опубликовала обновленные рекомендации по существующим технологиям сохранения фертильности [9]. Авторы рассматривают следующие показания для использования ВРТ:

1. Онкологические заболевания. Различные виды терапии онкологических заболеваний обладают доказанной овариотоксичностью. Химиотерапия и лучевая терапия в большинстве случаев приводят к преждевременной недостаточности яичников; при этом степень повреждения ...

Список литературы

  1. Liu K., Case A. Advanced reproductive age and fertility. J. Obstet. Gynaecol. Can. 2011; 33(11): 1165-75.
  2. Сыркашева А.Г., Ильина Е.О., Долгушина Н.В. Бесплодие у женщин старшего репродуктивного возраста: причины, тактика ведения, перспективы использования преимплантационного генетического скрининга (обзор литературы). Гинекология. 2016; 18(3): 40-3.
  3. Долгушина Н.В., Коротченко О.Е., Бейк Е.П., Абдурахманова Н.Ф., Ильина Е.О., Кулакова Е.В. Клинико-экономический анализ эффективности преимплантационного генетического скрининга у пациенток позднего репродуктивного возраста. Акушерство и гинекология. 2017; 11: 56-61.
  4. Bukulmez O., Arici A. Assessment of ovarian reserve. Curr. Opin. Obstet. Gynecol. 2004; 16(3): 231-7.
  5. Kuliev A., Cieslak J., Verlinsky Y. Frequency and distribution of chromosome abnormalities in human oocytes. Cytogenet. Genome Res. 2005; 111(3-4): 193-8.
  6. Баранов В.С., Кузнецова Т.В. Цитогенетика эмбрионального развития человека. СПб.; 2007. 75c.
  7. Pellestor F., Andréo B., Arnal F., Humeau C., Demaille J. Maternal aging and chromosomal abnormalities: new data drawn from in vitro unfertilized human oocytes. Hum. Genet. 2003; 112(2): 195-203.
  8. Johnson J., Tough S.; SOGC GENETICS COMMITTEE. Delayed child-bearing. J. Obstet. Gynaecol. Can. 2012; 34(1): 80-93.
  9. Martinez F. Update on fertility preservation from the Barcelona International Society for Fertility Preservation – ESHRE – ASRM 2015 expert meeting : indications. Hum. Reprod. 2017; 32(9): 1802-11.
  10. Ethics Committee of American Society for Reproductive Medicine. Fertility preservation and reproduction in patients facing gonadotoxic therapies: a committee opinion. Fertil. Steril. 2013; 100(5): 1224-31.
  11. Joshi S., Savani B., Chow E., Gilleece M., Halter J., Jacobsohn D. et al. Clinical guide to fertility preservation in hematopoietic cell transplant recipients. Bone Marrow Transplant. 2015; 49(4): 477-84.
  12. ESHRE POI Guideline Development Group. Guideline on the management of premature ovarian insufficiency. European Society of Human Reproduction and Embryology; 2015.
  13. Borini A., Bianchi V. Cryopreservation of mature and immature oocytes. Clin. Obstet. Gynecol. 2010; 53(4): 763-74.
  14. Saragusty J., Arav A. Current progress in oocyte and embryo cryopreservation by slow freezing and vitrification. Reproduction. 2011; 141(1): 1-19.
  15. Kuwayama M., Vajta G., Ieda S., Kato O. Comparison of open and closed methods for vitrification of human embryos and the elimination of potential contamination. Reprod. Biomed. Online. 2005; 11(5): 608-14.
  16. Antinori M., Licata E., Dani G., Cerusico F., Versaci C., Antinori S. Cryotop vitrification of human oocytes results in high survival rate and healthy deliveries. Reprod. Biomed. Online. 2007; 14(1): 72-9.
  17. De Munck N., Vajta G. Safety and efficiency of oocyte vitrification. Cryobiology. 2017; 78: 119-27. Available at: http://dx.doi.org/10.1016/j.cryobiol.2017.07.009
  18. Cobo A., Serra V., Garrido N., Olmo I., Pellicer A., Remohi J. Obstetric and perinatal outcome of babies born from vitrified oocytes. Fertil. Steril. 2014; 102(4): 1006-15. e4.
  19. Smith G.D., Serafini P.C., Fioravanti J., Yadid I., Coslovsky M., Hassun P. et al. Prospective randomized comparison of human oocyte cryopreservation with slow-rate freezing or vitrification. Fertil. Steril. 2010; 94(6): 2088-95.
  20. Cobo A., García-Velasco J.A. Why all women should freeze their eggs. Curr. Opin. Obstet. Gynecol. 2016; 28(3): 206-10.
  21. Cobo A., Garrido N., Pellicer A., Remohi J. Six years’ experience in ovum donation using vitrified oocytes: report of cumulative outcomes, impact of storage time, and development of a predictive model for oocyte survival rate. Fertil. Steril. 2015; 104(6): 1426-34. e1-8.
  22. Devine K., Stillman R.J., De Cherney A.H. Building a family through in vitro fertilization--economic realities. Fertil. Steril. 2015; 103(2): 357-8.
  23. Doyle J.O., Richter K.S., Lim J., Stillman R.J., Graham J.R., Tucker M.J. Successful elective and medically indicated oocyte vitrification and warming for autologous in vitro fertilization, with predicted birth probabilities for fertility preservation according to number of cryopreserved oocytes and age at retrieval. Fertil. Steril. 2016; 105(2): 459-66. e2.

Поступила 06.04.2018

Принята в печать 20.04.2018

Об авторах / Для корреспонденции

Калинина Елена Анатольевна, д.м.н., доцент, руководитель отделения вспомогательных технологий в лечении бесплодия им. проф. Б. В. Леонова
ФГБУ «НМИЦ АГП им. В.И. Кулакова» Минздрава России Адрес: 117485, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, 4. E-mail: e_kalinina@oparina4.ru
Сыркашева Анастасия Григорьевна, к.м.н., старший научный сотрудник отделения вспомогательных технологий в лечении бесплодия им. проф. Б. В. Леонова
ФГБУ «НМИЦ АГП им. В.И. Кулакова» Минздрава России
Адрес: 117485, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, 4. E-mail: a_syrkasheva@oparina4.ru
Долгушина Наталия Витальевна, д.м.н., руководитель Службы научно-организационного обеспечения ФГБУ «НМИЦ АГП им. В.И. Кулакова» Минздрава России.
Адрес: 117485, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, 4. E-mail: n_dolgushina@oparina4.ru

Для цитирования: Калинина Е.А., Сыркашева А.Г., Долгушина Н.В. «Отсроченное материнство»: современные возможности сохранения репродуктивного потенциала. Акушерство и гинекология. 2019; 1: 56-61.
http: // dx.doi.org/10.18565/aig.2019.1.56-61

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь
Статьи по теме
Все издания

Смотрите также