Озонотерапия в акушерстве и гинекологии: достижения и перспективы

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.1.20-25

04.02.2019
17

ФГБУ Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова Минздрава России, Москва

Проведен систематический анализ данных, представленных в современной литературе, о возможностях применения озонотерапии в акушерско-гинекологической практике и ее преимуществах. Рассмотрены данные о возможностях применения медицинского озона в гинекологии, акушерстве и других областях медицины, потенциальные риски и преимущества, связанные с озонотерапией. Описаны основные механизмы действия медицинского озона, а также методы и способы его использования на практике. Применение медицинского озона зарекомендовало себя с хорошей стороны в лечении гинекологических и других заболеваний, особенно в составе комплексной терапии. Потенциальные риски, связанные с токсичностью озона, должны быть учтены при определении доз и способов его введения. Необходимо продолжить исследования в области применения озонотерапии в медицинской практике, а также создание четких алгоритмов ее использования.

Немедикаментозная терапия занимает свою прочную нишу в числе средств лечения многих заболеваний. Это связано с частыми ограничениями при приеме фармакологических препаратов из-за их побочных эффектов или наличия противопоказаний, когда врачи стремятся минимизировать их использование или полностью заменить. Одним из немедикаментозных средств лечения является медицинский озон, применение которого демонстрирует свою эффективность в различных областях медицины, в том числе в акушерстве и гинекологии.

История открытия и использования в медицине

Озон (от греч. «озос» – пахучий) был открыт в 40-х годах XIX века благодаря характерному резкому запаху. При нормальных условиях озон (О3) представляет собой газ, однако он способен существовать во всех трех агрегатных состояниях. Молекула О3 не стабильна, и это свойство затрудняет его применение, а также оценку его терапевтической эффективности [1]. В атмосфере озон самопроизвольно превращается в кислород с выделением тепла, а в больших концентрациях эта реакция может носить взрывной характер. Озон является мощным окислителем, с его участием проходит множество реакций с выделением свободных радикалов. Дискуссии в среде ученых по вопросам использования озона с терапевтической целью продолжаются до настоящего времени. Озон является токсичной молекулой, особенно при вдыхании его вместе с воздухом при высоком содержании в нем O3 [2, 3]. Это связано с активацией процессов окисления, высвобождения свободных радикалов, реализацией провоспалительных путей посредством стимуляции синтеза интерлейкинов 2, 8 (IL-2,8) и следующих за этим реакций [4]. Однако токсический эффект озона зависит от концентрации, путей его введения и длительности воздействия. Терапевтические концентрации О3 вызывают дозированный окислительный стресс и ряд других процессов в организме, когда отмечаются терапевтические преимущества [5].

Впервые озон был использован во время Первой мировой войны немецким врачом A. Wolf как антисептическое средство. Была отмечена его высокая эффективность в лечении гнойных ран, ожогов, а также гангрены конечностей и анаэробных флегмон [6]. В последующем интерес к озонотерапии возрастал, проводились многочисленные научные исследования, в ходе которых были получены данные о его противовоспалительных, антимикробных, иммуностимулирующих, гемодинамических и ряде других свойств.

Механизм действия озона

Озон способен инактивировать различные микроорганизмы: бактерии, вирусы, грибы, дрожжи и простейшие. На этом свойстве было основано первоначальное его применение для дезинфекции воды [6]. При воздействии О3 на бактерии in vitro фосфолипиды и гликопротеины в составе их клеточных стенок подвергаются окислению, вследствие чего нарушается их целостность [7]. Противовирусная активность основана на том, что озон препятствует контакту клетки и вируса, воздействуя на его капсульную оболочку (повреждая или блокируя), а также повреждает его рецепторы, ДНК и РНК [1, 6–8]. Озон проявляет фунгицидную активность, подавляя рост клеток грибов на определенных стадиях [7].

Озон способен воздействовать на иммунную систему организма. Его молекула реагирует с полиненасыщенными жирными кислотами (ПНЖК), инициируя образование пероксида водорода (H2O2) с его производными, органическими пероксидами, которые диффундируют в иммунные клетки, что впоследствии облегчает множество иммунных реакций [9]. При воздействии озоном наблюдается также повышение количества интерферона, интерлейкинов (IL-2,6,8) и других цитокинов, в частности фактора некроза опухоли (TNF-α), происходит активация нуклеарного фактора NF-κB. Следует отметить, что эффект на иммунную систему является дозозависимым [10], а экспрессирующиеся под воздействием озона цитокины проявляют зачастую антагонистическую активность, поэтому важно подбирать адекватные дозы терапии для достижения иммуномодулирующего эффекта и нормализации функции иммунной системы.

Терапевтические дозы озона проявляют антиоксидантную активность за счет способности вызывать мягкий окислительный стресс, в результате которого в организме активируются факторы антиоксидантной защитной системы: супероксиддисмутаза (СОД), каталаза, глутатионпероксидаза (Gpx) и ряд других [1, 11]. Озон активирует экспрессию Hsp70 – клеточного белка-шаперона, который синтезируется в ответ на тепловой шок и другие виды стресса. Его основная функция – цитопротективная, он участвует в процессах репарации и инактивации поврежденных белков внутри клетки, а также в синтезе белка de novo [12].

Отмечено благоприятное воздействие на микроциркуляцию, благодаря способности озона увеличивать количество кислорода внутри клетки и потенцировать вазодилатацию [1]. Oзон улучшает реологические свойства крови путем влияния на способность эритроцитов изменять свою форму при неизменных объеме и площади поверхности [6], а также улучшает доставку кислорода в ишемизированные ткани [13]. В исследовании на животных при проведении трансфузии озонированной эритроцитарной массы продемонстрирована способность озона улучшать кислородтранспортную функцию эритроцитов за счет влияния на их метаболизм посредством повышения активности фермента Nа-K-АТФазы и увеличения количества АТФ [14].

Доказана дезинтоксикационная активность озона путем усиления почечной фильтрации, а также его нефро- и гепатопротективные свойства [15, 16]. В условиях in vitro воздействие на донорскую кровь активных форм кислорода (АФК), в том числе O3, вызывает состояние метаболического алкалоза и выраженную оксигенацию крови, а также снижение уровня глюкозы [17].

Исследования F. Sweet продемонстрировали способность озона селективно подавлять клетки опухолей, в том числе рака молочной железы и матки, за счет снижения уровня лактата, необходимого для их роста [18]. Эффект на опухолевые клетки также является дозозависимым.

Методы и способы применения озона

Озонотерапия чаще всего применяется в составе комплексной терапии, потенцируя эффекты основного лечения и улучшая его показатели. Местное лечение озоном, как правило, основано на его бактерицидных свойствах. Высокие концентрации O3 применяются для дезинфекции, например, при гангрене и обработке гнойных ран, более низкие концентрации оказывают положительный эффект на процессы заживления. Газовую смесь озона можно вводить непосредственно или после пропускания через нейтральный носитель, например, физиологический раствор. Кислородно-озоновую газовую смесь получают на специальных озонаторных установках. Применяются методы энтерального, а также парентерального введения озонированных растворов: внутривенно, внутриартериально и подкожно. Высокоэффективна аутогемотерапия озонированной кровью [7]. Способы применения озона зависят от характера заболевания, его интенсивности и длительности, стадии воспалительного процесса, сопутствующих заболеваний, и, наконец, состояния организма. Концентрация озона также может быть различной. Низкие концентрации (0,4 мкг/мл) используют, например, для активации иммунной системы; средние (0,8 мкг/мл) – при хронических воспалительных заболеваниях различной этиологии; высокие (2 мкг/мл) – в лечении гнойных процессов заболеваний. Для единого подхода к практике озонотерапии во всем мире существует декларация, принятая членами Международного научного комитета по озонотерапии (ISCO3) в 2010 году с обновлениями в 2015 году [19].

Применение озона в различных областях медицины

Пожалуй, трудно найти ту область медицины, в которой не осуществлялись бы попытки применить озон в качестве средства терапии. Приведем некоторые последние данные.

Доказанной эффективностью обладает использование озонированного масла при лечении опоясывающего лишая [20], атопического дерматита [21] и других кожных заболеваний [22]. Терапия с местным применением O3 уменьшала тяжесть клинических симптомов, сокращала время до выздоровления, потенцировала эффект основной терапии. Подобные положительные характеристики отмечены при использовании озона в стоматологии в ходе большого количества исследований [23–25]. Широко применятся озон в хирургии для дезинфекции ран, а также как дополнительное средство в лечении некоторых заболеваний, например, парапроктита [26]. Есть положительный опыт применения медицинского озона в составе комплексной терапии сахарного диабета, в том числе при беременности [27].

Стоит отметить, что в некоторых исследованиях озонотерапия вызвала ряд побочных эффектов, в том числе симптомы гиперкалиемии при аутогемотерапии [28]. Необходимо учитывать возможные негативные реакции при использовании медицинского озона, соблюдать протоколы по его использованию и осуществлять мониторинг состояния пациента.

Применение озона в акушерстве и гинекологии

Повсеместно, в том числе в нашей стране, есть достаточно накопленный опыт применения озонотерапии в акушерстве и гинекологии. Проведено много исследований, доказывающих эффективность этого метода в лечении и профилактике гинекологических заболеваний. Комплексная терапия с применением O3 снижает длительность антибиотикотерапии и ее дозы, а также количество рецидивов и осложнений [29].

Озонотерапия применяется в лечении кольпитов различной этиологии методом орошения озонированным физиологическим раствором (ОФР) [7]. В лечении атрофических кольпитов ОФР применяется в сочетании с аппликациями озонированным маслом. Фунгицидное действие O3 подтверждено в ходе недавних исследований, где оценивали его эффективность в отношении рецидивирующих вульвовагинитов, вызванных Candida albicans [30]. Было показано, что при использовании О3 методами влагалищных орошений в сочетании с интравагинальным применением озонированного масла и аутогемотерапией озонированной кровью отмечался не только клинически значимый эффект в 85% случаев, но зарегистрировано увеличение иммуноглобулина А (Ig A) и лактобактерий во влагалищном содержимом. В другом исследовании также были получены результаты, свидетельствующие об эффективности озонотерапии в отношении грибов рода Candida, в частности Candida albicans [31]. Озон продемонстрировал способность ингибировать образование зародышевых трубок (их появление – один из видовых идентификационных лабораторных тестов для дрожжеподобных грибов), однако не было получено положительных результатов в отношении формирующихся биопленок даже после увеличения времени экспозиции препарата. Также получены данные об увеличении устойчивости к амфотерицину В после воздействия озона. В то же время на устойчивость к другим фунгицидам, например, флуконазолу он не оказывал влияния – все штаммы были чувствительны к его воздействию.

В ряде исследований показано, что совместное применение озонотерапии с бактериофагами в лечении инфекционно-воспалительных заболеваний женской половой сферы высокоэффективно за счет их потенцирующего действия, поскольку озон не оказывает негативного воздействия на функции бактериофагов [32]. В клинике нашла свое место методика профилактики послеабортных осложнений в виде вагинальных инсуффляций озоно-кислородной смеси на этапе подготовки к медицинскому аборту. Озонотерапия оказала позитивное воздействие на ряд параметров иммунитета влагалища, способствуя увеличению уровней sIgA и лизоцима, являющихся важными антимикробными и противовоспалительными факторами и снижению провоспалительных цитокинов IL-1 и IL-6. Причем данные эффекты имели пролонгированный характер, что повышает резистентность полового тракта к микробной инвазии. Авторы показали, что при применении озонотерапии на этапе подготовки к медицинскому аборту у больных с бактериальным вагинозом частота этой патологии составляет 2,5%, в случае традиционной профилактики – 10% [33].

В 2017 году было опубликовано исследование по использованию озона в лечении непроходимости маточных труб [34]. Всего в исследовании приняло участие 116 женщин, половине из которых была выполнена гидротубация с применением ОФР, другая половина получала стандартную противовоспалительную и антиадгезионную терапию. Результаты лечения оценивались в течение последующих 6 месяцев. Восстановление проходимости маточных труб было сопоставимо в обеих группах (93,1% (54/58) и 91,4% (53/58) в группе контроля). Тогда как частота наступления беременности (79,3% (46/58) и 60,3% (35/58) соответственно) и частота рецидивов (5,2% (3/58) против 17,2% (10/58) в контрольной группе) статистически значимо отличались.

В другом исследовании приняло участие 400 женщин, у которых был выявлен трубно-перитонеальный фактор бесплодия. При применении озонотерапии методом гидротубации рецидивы отмечались значительно реже в группе лечения, чем в группе контроля (Р<0,01). Частота беременностей в группе с применением озонотерапии в течение 12 месяцев наблюдалась в 50% случаев (против 43% в контрольной группе, Р<0,05) [35]. Таким образом, данный метод достоверно улучшал прогноз в отношении наступления беременности и снижения числа рецидивов после восстановления проходимости маточных труб.

Имеются данные о положительных результатах применения метода озонотерапии в лечении и профилактике привычного невынашивания беременности (ПНБ). Они основаны, как предполагается, на способности озона активировать антиоксидантную защитную систему организма, а также благодаря бактерицидным и вирусолитическим его свойствам, когда ПНБ ассоциировано с герпетической, цитомегаловирусной или хламидийной инфекцией [7, 36]. На основании проведенных клинических исследований было выдвинуто предложение о включении метода внутривенной капельной инфузии ОФР в комплексную терапию угрозы прерывания беременности (в том числе, в первом триместре) у женщин с ПНБ в анамнезе, а также об использовании озонотерапии для профилактики ПНБ вне беременности [36].

Применение озона в терапии преэклампсии у беременных патогенетически оправдано и доказало свою эффективность, что было показано в ряде исследований. В частности, доказана способность озона снижать количество среднемолекулярных олигопептидов в крови – универсальных маркеров эндогенной интоксикации, уменьшая при этом степень катаболических нарушений [37]. При лечении пациенток с плацентарной недостаточностью было установлено, что озонотерапия оказывает влияние на морфофункциональные характеристики плаценты. Под воздействием озона наблюдались рост и дифференциация ее терминальных ворсин, что положительно влияло на гемодинамику и улучшало прогноз заболевания [38]. Более поздние исследования показали, что введение беременным с плацентарной недостаточностью озоно-кислородной смеси активирует аэробный метаболизм и способствует стабилизации клеточных мембран, что улучшает адаптивные возможности организма и модулирует кислородно-транспортную функцию крови [39].

Метод озонотерапии может стать перспективным направлением для комплексной терапии хронического эндометрита и ассоциированной с ним проблемы тонкого эндометрия. Орошения полости матки озонированным раствором в ходе зарубежного проспективного исследования продемонстрировало ряд положительных влияний на эндометрий, в том числе увеличение количества сосудов (0,48±11,38 против 19,12±8,74 контрольной группы, р<0,005), и стромальных клеток (191,30±34,40 против 151,29±29,98, р<0,01) [40]. Требуются дальнейшие исследования этого вопроса с учетом актуальности сегодня проблемы тонкого эндометрия.

Заключение

Анализ современной литературы показал, что озонотерапия является весьма перспективной для лечения многих заболеваний, в том числе гинекологических. Ее можно рассматривать как дополнительный метод, который сумел зарекомендовать себя с положительной стороны. Но многие вопросы применения медицинского озона, его концентрации, методы использования, влияние на рецепторный аппарат эндометрия в гинекологической практике, особенно в репродуктологии, остаются открытыми, что требует дальнейших исследований.

Список литературы

  1. Smith N.L., Wilson A.L., Gandhi J., Vatsia S., Khan S.A. Ozone therapy: an overview of pharmacodynamics, current research, and clinical utility. Med. Gas. Res. 2017; 7(3): 212-9.
  2. Folinsbee L.J. Effects of ozone exposure on lung function in man. Rev. Environ. Health. 1981; 3: 211-40.
  3. Bell M.L., McDermott A., Zeger S.L., Samet J.M., Dominici F. Ozone and short-term mortality in 95 US urban communities, 1987-2000. JAMA. 2004; 292(19): 2372-8.
  4. Swanson T.J., Chapman J. Toxicity, ozone toxicity. In: StatPearls (Internet). Treasure Island (FL): StatPearls Publishing; 2018 Jan.
  5. Bocci V.A. Tropospheric ozone toxicity vs. usefulness of ozone therapy. Arch. Med. Res. 2007; 38(2): 265-7.
  6. Чекман И.С., Сыровая А.О., Макаров В.А., Макаров В.В., Лапшин В.В., Шаповал Е.В. Озон и озонотерапия. Монография. Киев; 2013.
  7. Elvis A.M., Ekta J.S. Ozone therapy: a clinical review. J. Nat. Sci. Biol. Med. 2011; 2(1): 66-70.
  8. Ishizaki K., Sawadaischi O., Miura R., Shinriki N. Effect of ozone on plasmid DNA of Escherichia coli in situ. Water Res. 1987; 21(7): 823-8.
  9. Caliskan B., Guven A., Ozler M., Cayci T., Ozcan A., Bedir O. et al. Ozone therapy prevents renal inflammation and fibrosis in a rat model of acute pyelonephritis. Scand. J. Clin. Lab. Invest. 2011; 71(6): 473-80.
  10. Bocci V., Valacchi G., Corradeschi F., Fanetti G. Studies on the biological effects of ozone: effects on the total antioxidant status and on interleukin-8 production. Mediators Inflamm. 1998; 7(5): 313-7.
  11. Bocci V., Aldinucci C., Mosci F., Carraro F., Valacchi G. Ozonation of human blood induces a remarkable upregulation of heme oxygenase-1 and heat stress protein-70. Mediators Inflamm. 2007; 2007: 26785.
  12. Dattilo S., Mancuso C., Koverech G., Di Mauro P., Ontario M.L., Petralia C.C. et al. Heat shock proteins and hormesis in the diagnosis and treatment of neurodegenerative diseases. Immun. Ageing. 2015; 12: 20.
  13. Bocci V., Zanardi I., Huijberts M.S., Travagli V. Diabetes and chronic oxidative stress. A perspective based on the possible usefulness of ozone therapy. Diabetes Metab. Syndr. 2011; 5(1): 45-9.
  14. Дерюгина А.В., Галкина Я.В., Мартусевич А.А., Симутис И.С., Бояринов Г.А. Роль озона в изменении активности Nа-K-АТФазы и содержании АТФ И 2,3-ДФГ в эритроцитах крови при моделировании острой кровопотери у крыс. Биорадикалы и антиоксиданты. 2016; 3(3): 33-5.
  15. Chen H., Xing B., Liu X., Zhan B., Zhou J., Zhu H., Chen Z. Ozone oxidative preconditioning protects the rat kidney from reperfusion injury: the role of nitric oxide. J. Surg. Res. 2008; 149(2): 287-95.
  16. Ajamieh H.H., Menéndez S., Martínez-Sánchez G., Candelario-Jalil E., Re L., Giuliani A., Fernández O.S. Effects of ozone oxidative preconditioning on nitric oxide generation and cellular redox balance in a rat model of hepatic ischaemia-reperfusion. Liver Int. 2004; 24(1): 55-62.
  17. Диденко Н.В., Соловьева А.Г., Беляева К.Л., Ширшин А.Н. Физико-химические свойства консервированной крови на фоне воздействия активных форм кислорода. Биорадикалы и антиоксиданты. 2016; 3(3): 39-41.
  18. Sweet F., Kao M.S., Lee S.C., Hagar W.L., Sweet W.E. Ozone selectively inhibits growth of human cancer cells. Science. 1980;209(4459): 931-3.
  19. Madrid declaration on ozone therapy (Мадридская декларация по озонотерапии) 2-е изд. 2015г. Официальный документ Международного научного комитета по озонотерапии (ISCO3) от 12 июня 2015г. Available at: http://www. ISCO3.org/ и Международной федерации специалистов по озонотерапии. Available at: http://www.IMEOF.org
  20. Huang J., Huang J., Xiang Y., Gao L., Pan Y., Lu J. Topical ozone therapy: An innovative solution to patients with herpes zoster. Zhong Nan Da Xue Xue Bao Yi Xue Ban. 2018; 43(2): 168-72.
  21. Qin G., Huang J., Pan Y., Xiang Y., Ou C., Huang J. et al. Topical ozone application: An innovative therapy for infantile atopic dermatitis. Zhong Nan Da Xue Xue Bao Yi Xue Ban. 2018; 43(2): 163-7.
  22. Wang X. Emerging roles of ozone in skin diseases. Zhong Nan Da Xue Xue Bao Yi Xue Ban. 2018; 43(2): 114-23.
  23. Sivalingam V.P., Panneerselvam E., Raja K.V., Gopi G. Does topical ozone therapy improve patient comfort after surgical removal of impacted mandibular third molar? A randomized controlled trial. J. Oral Maxillofac. Surg. 2017; 75(1): 51.
  24. Kalnina J., Care R. Prevention of occlusal caries using a ozone, sealant and fluoride varnish in children. Stomatologija. 2016; 18(1): 26-31.
  25. Thorakkal Shamim. Ozone therapy in dentistry: revisited. Med. Gas. Res. 2017; 7(4): 278.
  26. Снигоренко А.С., Семенов С.В., Мормышев В.Н. Озонотерапия в лечении гнойных ран. Нижегородский медицинский журнал. 2005; Приложение «Озонотерапия».
  27. Блинова Ю.С. Применение озонотерапии в комплексном лечении беременных больных сахарным диабетом: автореф. дисс. … канд. мед. наук. Барнаул; 2004.
  28. Tang W.J., Jiang L., Wang Y., Kuang Z.M. Ozone therapy induced sinus arrest in a hypertensive patient with chronic kidney disease: a case report. Medicine (Baltimore). 2017; 96(50): e9265.
  29. Шахова Н.М., Качалина Т.С. В кн.: Озон в биологии и медицине. Тезисы докладов 2-й Всероссийской научно-практической конференции. Н. Новгород; 1995.
  30. Schwartz A. Ozone therapy in the treatment of recurrent vulvo-vaginitis by Candida albicans. Rev. Esp. Ozonoter. 2015; 5(1): 99-107.
  31. Zargaran M., Fatahinia M., Zarei Mahmoudabadi A. The efficacy of gaseous ozone against different forms of Candida albicans. Curr. Med. Mycol. 2017; 3(2): 26-32.
  32. Гречканев Г.О., Мотовилова Т.М., Горшунова Л.Г., Пономарева И.В., Никишов Н.Н., Котова Т.В., Бойченко Т.А., Тюнина А.В., Грабан И.В., Пшеницына С.М. Сочетанное местное применение медицинского озона и бактериофагов в лечении женщин с воспалительными заболеваниями гениталий (экспериментальное обоснование). Российский вестник акушера-гинеколога. 2016; 16(1): 17-20.
  33. Тюнина А.В., Гречканев Г.О., Мотовилова Т.М., Котова Т.В., Никишов Н.Н., Аникина Г.Е. Озонотерапия в профилактике осложнений медицинского аборта (патогенетические аспекты). Медицинский альманах. 2016; 5: 72-5.
  34. Sun N., Wei L., Chen D., Gao W., Niu H., He C. Clinical observation of fallopian tube obstruction recanalization by ozone. Pak. J. Med. Sci. 2017; 33(2): 290-4.
  35. He C., Ma X. Distal fallopian tube recanalization using ozone treatment: a clinical study in two hundred tubal obstruction Chinese patients. Int. J. Clin. Exp. Med. 2015; 8(2): 2958-61.
  36. Русова М.Р. Эффективность применения озонотерапии у больных с хламидиозом и привычным невынашиванием в первом триместре беременности: автореф. дисс. … канд. мед. наук. М.; 2004.
  37. Ivanchenko S.A. Ozone hemo- and antioxidant therapy and endogenous intoxication in gestosis. Lik. Sprava. 1999; (7-8): 130-3.
  38. Andikyan V.M., Voloshchuk I.N., Kovganko P.A., Clemente J.M. Morphofunctional changes in the placenta after ozone therapy. Bull. Exp. Biol. Med. 2000; 130(7): 715-8.
  39. Олемпиева Е.В., Коваленко Т.Д., Логинов И.А. Особенности перестройки метаболизма газотранспортной функции крови у беременных при применении медицинского озона в акушерской практике. Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2011; 6: 33-5.
  40. Calderon I., Cohen M., Sagi-Dain L., Artzi O., Bejar J., Sagi S. The effect of ozonated sterile saline irrigation on the endometrium - A preliminary study. J. Obstet. Gynaecol. 2016; 36(5): 635-40.

Поступила 13.04.2018

Принята в печать 20.04.2018

Об авторах / Для корреспонденции

Багдасарян Лилит Александровна, аспирант 1-го гинекологического отделения ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства,
гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4.
Телефон: 8 (906) 770-76-41 E-mail: lil_lilit20@mail.ru
Бакуридзе Этери Мухамедовна, кандидат медицинских наук, заведующая по клинической работе отдела трансфузиологии и экстракорпоральной гемокоррекции,
ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова» Минздрава России.
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (903) 103-72-44 E-mail: eteri.bakuridze@mail.ru

Для цитирования: Багдасарян Л.А., Бакуридзе Э.М. Озонотерапия в акушерстве и гинекологии: достижения и перспективы. Акушерство и гинекология. 2019; 1: 20-5.
https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.1.20-25

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь
Статьи по теме

Смотрите также