Персистирующая гематурия как частое проявление идиопатической гиперкальциурии у детей

29.10.2014
1290

ГБОУ ВПО «Алтайский государственный медицинский университет» МЗ РФ, Барнаул

Цель исследования. Выявление идиопатической гиперкальциурии у детей с персистирующей гематурией (ПГ).
Материал и методы. В исследование включены 65 детей в возрасте от месяца до 15 лет (средний возраст – 6,5±
1,3 года) с выявленной за 2012–2014 гг. ПГ. Проведены изучение генеалогического анамнеза, оценка соматиче-
ского статуса, общеклинические и биохимические исследования крови и мочи с определением содержания в сыворотке крови и моче кальция, фосфора, мочевины, креатинина. Проведен расчет кальций-креатининового коэффициента. Для оценки состояния органов мочевой системы использованы инструментальные методы исследования.
Результаты. У 50,8 % детей с ПГ отмечена инфекция мочевой системы, 23,1% пациентов имели аномалии развития органов мочевой системы и у 21,5% регистрировалась мочекаменная болезнь. Более половины (56,9%) детей с гематурией имели отягощенный семейный анамнез по мочекаменной болезни. Клинически у детей с ПГ чаще определялись дизурический (44,6%) и болевой (24,6%) синдромы. В мочевом осадке у 33,8% детей с гематурией отмечена кристаллурия, статистически значимо чаще представленная оксалатами. Идиопатическая гиперкальциурия была выявлена у 27 (41,5%) детей с ПГ.
Заключение. Определение идиопатической гиперкальциурии у 41,5% детей с ПГ позволяет предположить наличие связи между данными патологическими проявлениями.

Введение

Идиопатическая гиперкальциурия (ИГКУ) – полигенно наследуемое мультифакторное заболевание, впервые описанное в 1953 г. [1]. ИГКУ характеризуется повышенной экскрецией кальция с мочой на фоне нормального содержания этого катиона, как и паратиреоидного гормона, в плазме крови. Частота данного метаболического нарушения в детской популяции, по данным разных авторов, колеблется от 2 до16% [2, 3], достигнув в некоторых регионах 38% [4]. ИГКУ является одной из основных причин развития уролитиаза уже в детском возрасте [5, 6]. При этом частота ИГКУ у детей с уролитиазом достигает 40–80% [7–9]. Наряду с калькулезными симптомами у детей с ИГКУ часто отмечают и другие клинические, а также лабораторные проявления. Среди них – инфекции мочевой системы, нейрогенные расстройства мочеиспускания, болевой абдоминальный синдром, а также микро- и макрогематурия [10–15].

Гематурия является наиболее частым «некалькулезным» проявлением у детей с ИГКУ. По данным ряда исследователей, она обнаруживается у 30–37% детей с гематурией [16–19].

Целью нашего исследования стало выявление пациентов с ИГКУ среди детей, имеющих персистирующую гематурию (ГУ).

Материал и методы

В исследование включены 65 детей в возрасте от месяца до 15 лет с выявленной за 2012–2014 гг. ПГ. От всех пациентов или их родителей было получено информированное согласие на участие в исследовании.

У детей оценивали генеалогический анамнез, соматический статус с выявлением болевого, дизурического, отечного синдромов, проводили общеклиническое исследование крови и мочи, функциональные пробы почек. Биохимические исследования включили определение в сыворотке крови содержания общего белка и его фракций, мочевины, креатинина, липопротеидов, холестерина, кальция и фосфора, а также содержания в моче кальция, фосфора, мочевой кислоты и креатинина. Проведен расчет соотношения кальция к креатинину мочи (кальций/креатининовый коэффициент – ККК). ИГКУ диагностировали по уровню ККК более 0,2 при нормальном содержании кальция в плазме крови. Всем детям было проведено ультразвуковое исследование почек и мочевого пузыря, по показаниям применялись рентгенконтрастные методы исследования: экскреторная урография и микционная цистография.

Статистическая обработка материала проведена методами вариационной статистики с использованием пакета статистической программы «Statistica 6,0 for Windows». Вычислена средняя арифметическая величина и ее стандартное отклонение (М±m). Достоверность различий количественных признаков, имеющих нормальное распределение, анализировали с помощью t-критерия Стьюдента. В случае ненормального распределения вариационного ряда использован χ2 критерий Пирсона. Значения р<0,05 рассматривали как значимые.

Результаты исследования и их обсуждение

Средний возраст обследованных детей составил 6,5±1,3 года. По возрасту дети распределились следующим образом: до года – 1 (1,5%) ребенок, от года до 3 лет – 23 (35,4%) пациента, от 4 до 6 лет – 21 (32,3%), от 7 до 14 лет – 19 (29,2%) и старше 14 лет – 1 (1,5%). Мальчиков было 20 (30,8%), девочек – 45 (69,2%; p<0,05).

Оценка генеалогического анамнеза показала, что 37 (56,9%) детей с гематурией имели отягощенный семейный анамнез по мочекаменной болезни (МКБ), при этом 16 пациентов (24,6%) имели родственников с уролитиазом в первой линии родства, 19 (29,2%) – второй и 2 ребенка имели отягощенную наследственность по МКБ как по первой, так и по второй линии родства. У 14 (21,5%) детей была выявлена отягощенная наследственность по инфекции мочевой системы.

Анализ сопутствующей патологии у обследованных нами детей, как следует из таблицы, показал сочетание ГК с МКБ у 21,5% пациентов, с инфекциями мочевой системы – у 50,8%, с аномалиями органов мочевой системы – у 23,1% и с нейрогенными расстройствами мочеиспускания – у 10,8%.

Оценка клинических проявлений у детей с выявленной ПГ, как видно из той же таблицы, показала, что наиболее часто определялись умеренные проявления отечного синдрома – у 50,8% пациентов. У 24,6% детей гематурия сопровождалась болевым синдромом, при этом 15,4% пациентов предъявляли жалобы на боли в животе и 9,2% – в поясничной области.

У 44,6% обследованных детей определялись дизурические расстройства. Из них 12,3% пациентов отмечали болезненные мочеиспускания, 7,7% – предъявляли жалобы на недержание мочи, у 20% – была выявлена олигурия и 4,6% отмечали наличие императивных позывов к мочеиспусканию. У 7,7% детей клиника заболевания сопровождалась макрогематурией. В то же время у 13,8% пациентов гематурия протекала бессимптомно.

Результаты лабораторных исследований показали наличие мочевого синдрома в виде протеинурии у 15,4% детей с ПГ, лейкоцитурии – у 18,5%. Гиперстенурия регистрировалась у 35,4% таких детей. В мочевом осадке у 33,8% детей с ПГ отмечена кристаллурия, статистически значимо чаще представленная солями щавелевой кислоты: оксалаты были обнаружены у 72,7% детей с кристаллурией (p<0,05). Фосфатурия и уратурия регистрировались значительно реже – у 18,2 и 9,1% пациентов соответственно (см. рисунок).

ИГКУ была выявлена у 27 детей, что составило 41,5% от числа обследованных детей и соответствует результатам ряда исследований. Характерно, что наибольшей величины этот показатель достиг у детей возрастной группы 4–6 лет (ККК= 0,58±0,06).

Причины, обусловливающие такую высокую частоту ИГКУ на фоне ПГ у детей, до конца не выяснены, но существует гипотеза, согласно которой в основе развития гематурии при ИГКУ лежит процесс микрокристаллизации, который возникает в результате повышения содержания Ca2+ в почечной ткани. Образующиеся при этом микрокристаллы механически повреждают эпителий почечных канальцев и вызывают у детей гематурию, как и ряд других характерных для ИГКУ симптомов [20].

Выводы

Таким образом, более 50% детей с ПГ имеют отягощенный семейный анамнез по уролитиазу. Наиболее часто гематурия у детей сочетается с инфекциями мочевой системы, МКБ и аномалиями развития органов мочевой системы. Клинически гематурия чаще проявляется отечным (50,8%) и дизурическим (44,6%) синдромами, а лабораторно – кристаллурией – преимущественно в виде оксалурии (33,8%) – и гиперстенурией (35,4%). ИГКУ регистрируется у 41,5% детей с ПГ, что позволяет предположить наличие связи между данными патологическими проявлениями.

Список литературы

1. Albright F., Henneman P., Benedict P. et al. Idiopathic hypercalciuria. A preliminary report // Proc R Soc Med. – 1953. – Vol. 46. – P. 1077–1081.
2. Ларина Т.А., Кузнецова Т.А., Цыгин А.Н. Распространенность гиперкальциурии по результатам скринингового обследования детей региона с высокой частотой мочекаменной болезни // Российский педиатрич. Журнал. – 2007. – № 3. – С. 41–44.
3. Schwaderer A., Srivastava T. Complications of hypercalciuria // Front Biosci (Elite Ed). – 2009. – Vol. 1. – P. 306–315.
4. Meliάn J.S., García-Nieto V., Sosa A.M. Herencia y prevalencia de hipercalciuria en la población infantil de la isla de La Gomera // Nefrología. – 2000. – Vol. 20. – P. 510–516.
5. Длин В.В., Игнатова М.С., Османов И.М. и др. Дисметаболические нефропатии у детей // Российский вестник перинатологии и педиатрии. –
2012. – № 5. – C. 36–44.
6. Vezzoli G., Soldati L., Gambaro G. Hypercalciuria revisited: one or many conditions? // Pediatr Nephrol. – 2008. – Vol. 23. – P. 503–506.
7. Spivacow F.R., Negri A.Z., del Valle E.E. et al. Metabolic risk factors in children with kidney stone disease // Pediatr. Nephrol. – 2008. – Vol. 23. –
P. 1129–1133.
8. Ertan P., Tekin J., Oger N. et al. Metabolic and demographic characteristics of children with urolitiasis in Western Turkey // Urol. Res. – 2011. – Vol. 39. – P. 105–110.
9. Alon U.S., Zimmerman H., Alon M. Evaluation and treatment of pediatric idiopatic urolitiasis-revisited // Pediatr. Nephrol. – 2004. – Vol. 19. –
P. 516–520.
10. Михеева Н.М., Зверев Я.Ф., Выходцева Г.И. Идиопатическая гиперкальциурия у детей // Нефрология. – 2013. – № 18(1). – С. 33–52.
11. Михеева Н.М., Текутьева Н.А., Зверев Я.Ф. и др. Идиопатическая гиперкальциурия и нейрогенные расстройства мочеиспускания у детей Барнаула // Клиническая нефрология. – 2013. – № 5. – С. 42–44.
12. Михеева Н.М., Зверев Я.Ф., Выходцева Г.И. и др. Гиперкальциурия у детей с инфекцией мочевой системы // Нефрология. – 2014. – № 18(1). –
С. 74–79.
13. Penido M.G.M.G., Diniz J.S.S., Moreira M.L.S.F. et al. Idiopathic hypercalciuria: presentation of 471 cases // J Pediatr (Rio J). – 2001. – Vol. 77(2). – P. 101–104.
14. Parekh D.J., Pope J.C. 4th, Adams M.C., Brock J.W. 3rd. The association of an increased urinary calcium-to-creatinine ratio, and asymptomatic gross and microscopic hematuria in children // J Urol. – 2002. – Vol. 167(1). –
P. 272–274.
15. Akl K., Ghawanmeh R. The clinical spectrum of idiopathic hypercalciuria in children: isolated and associated with hypercalciuria/hyperoxaluria // Saudi J Kidney Dis Transpl. – 2012. – Vol. 23 (5). – P. 979–984.
16. Moore E.S., Coe F.L., McMann B.J. et al. Idiopathic hypercalciuria in children: prevalence and metabolic characteristics // J Pediatr. – 1978. – Vol. 92(6). – P. 906–910.
17. Fallahzadeh M.K., Fallahzadeh M.H., Mowla A. et al. Hypercalciuria in children with urinary tract symptoms // Saudi J Kidney Dis Transpl. – 2010. –
Vol. 21(4). – P. 673–677.
18. Noe H.N., Stapleton F.B., Jerkins G. et al. Clinical experience with pediatric urolithiasis // J Urol. – 1983. – Vol. 129. – P. 1166–1168.
19. Stapleton F.B., Roy 3rd S., Noe H.N. et al. Hypercalciuria in children with hematuria // N Engl J Med. – 1984. – Vol. 310(21). – P. 1345–1348.
20. Heiliczer J.D., Canonigo B.B., Bishof N.A. et al. Noncalculi urinary tract disorders secondary to idiopathic hypercalciuria in children // Pediatr Clin North Am. – 1987. – Vol. 34(3). – P. 711–718.

Об авторах / Для корреспонденции

Информация об авторах:
Михеева Н.М. – доцент кафедры педиатрии № 2 ГБОУ ВПО АГМУ МЗ РФ, к.м.н.
Е-mail: micheeva.1974@mail.ru
Зверев Я.Ф. – профессор кафедры фармакологии ГБОУ ВПО АГМУ МЗ РФ, д.м.н.
Выходцева Г.И. – зав. кафедрой педиатрии № 1 ГБОУ ВПО АГМУ МЗ РФ, д.м.н.
Лобанов Ю.Ф. – зав. кафедрой педиатрии № 2 ГБОУ ВПО АГМУ МЗ РФ, д.м.н.

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь