Применение саксаглиптина и его комбинации с метформином в терапии сахарного диабета 2 типа у пожилых пациентов

06.04.2016
496

ГБУЗ Эндокринологический диспансер Департамента здравоохранения г. Москвы

Обсуждаются особенности течения сахарного диабета (СД) у пациентов пожилого возраста, сахароснижающая терапия у которых имеет свои особенности. Использование сахароснижающих препаратов с минимальной частотой приема в течение суток и низким риском развития побочных эффектов - нефротоксичности, гепатотоксичности и гипогликемии, является важным принципом лечения таких больных. Рассматриваются перспективы использования ингибитора дипептидилпептидазы-4 саксоглиптина у пожилых пациентов с СД 2 типа. К настоящему времени проведено 6 международных плацебо-контролируемых исследований по оценке эффективности и безопасности этого препарата у больных СД 2 типа старше 65 лет. Их результаты свидетельствуют, что терапия саксаглиптином и комбинацией саксаглиптин+метформин является у пожилых пациентов с СД 2 типа достаточно эффективной и безопасной в отношении риска развития гипогликемий и сердечно-сосудистых событий.

Сахарный диабет 2 типа (СД2) – наиболее распространенное эндокринное заболевание с сохраняющейся тенденцией к увеличению числа больных. По данным экспертов ВОЗ, в 2014 г. в мире насчитывалось 387 млн больных СД, а к 2035 г. ожидается уже 592 млн пациентов. Распространенность СД2 среди возрастной группы >65 лет составляет 27% [1], в европейских странах среди возрастной категории населения старше 75 лет – 37,4% [2].

По классификации ВОЗ, пожилые лица – это люди в возрасте 61–75 лет. Пожилые пациенты с СД2 имеют сопутствующие заболевания, такие как ожирение – 43,1%, артериальная гипертензия – 59,1%, дислипидемия – 59,9%, ишемическая болезнь сердца (ИБС) – 9,7%, хроническая сердечная недостаточность – 7,4%, заболевания опорно-двигательного аппарата – 10,7%. Часто у них имеют место болезнь Альцгеймера, заболевания желудочно-кишечного тракта, анемия, хроническая гипоксия, снижение зрения и слуха [3–5].

Гипергликемия или гипогликемия любой степени тяжести являются ведущими факторами, усугубляющими нарушения когнитивных функций, таких как вербальная память, визуальное восприятие, удержание внимания, рабочая память, исполнительная функция и др. [6, 7]. Больные СД2 пожилого возраста в 2 раза чаще имеют депрессию и деменцию сосудистого генеза [8]. В 12 основных исследованиях, включивших более 235  тыс. больных, было показано, что пожилые люди с деменцией, СД, ИБС имеют более высокий, чем пациенты только с деменцией, риск смерти [9]. Было отмечено, что высокие показатели артериального давления, холестерина, избыточный вес не увеличивают риск смерти гериатрической когорты пациентов с деменцией. Поэтому ведущей причиной летального исхода для таких больных являются именно гипергликемия или гипогликемия. У пожилых пациентов риск развития когнитивных нарушений повышается в 4 раза при уровне гликированного гемоглобина (НbА1с) >7% [10]. Лица старше 65 лет часто имеют низкий социально-экономический статус, ведут малоподвижный образ жизни, проживают изолированно от родственников. Все это приводит к снижению мотивации на проведение самоконтроля и соблюдение рекомендаций врача.

У пожилых больных меняется фармакокинетика лекарственных препаратов, что обусловливает возрастание их эффективности при использовании меньших доз. Это часто связано со снижением моторной и секреторной функций желудочно-кишечного тракта: уменьшением кислотности, гипокинезией желудка и кишечника, атрофией слизистых оболочек, снижением абсорбции, нарушением секреторной активности поджелудочной железы. Этому также способствует уменьшение объема циркулирующей крови и содержания альбумина в плазме людей пожилого возраста, что повышает эффективную концентрацию лекарств. Период полувыведения препаратов увеличивается за счет уменьшения массы печени и снижения печеночного кровообращения. С возрастом также ухудшаются параметры функционирования почек со снижением почечной экскреции и элиминации метаболитов лекарств на фоне развития нефросклероза. Пациенты пожилого возраста, как правило, длительно получают большое количество лекарственных средств по поводу нескольких сопутствующих заболеваний. Это снижает комплаентность больных и приводит к неправильному выполнению назначенного режима питания и медикаментозной терапии. Поэтому использование сахароснижающих препаратов (ССП) с минимальной частотой приема в течение суток и низким риском развития побочных эффектов – нефротоксичности, гепатотоксичности и гипогликемии, является важным принципом лечения больных СД2, особенно в пожилом возрасте. Гипогликемия – наиболее серьезное осложнение, которое может возникнуть при использовании ССП, и независимый фактор риска в отношении высокого уровня летальности, связанного с аритмией, инсультом, аспирацией рвотными массами во сне [12]. Именно использование ССП, характеризующихся минимальным риском развития гипогликемии, является ключевым фактором в терапии пожилых пациентов с диабетом.

В настоящее время Американской диабетической ассоциацией разработаны цели терапии пожилых пациентов, страдающих СД2 [13]. Данные представлены в таблице.

При выборе цели терапии пожилого пациента с СД2 необходимо знать о наличии других гериатрических синдромов и имеющихся ограничениях в повседневной жизни, депрессии.

В ретроспективном исследовании Kaiser Permanent of Northern California (2004–2008) оценивались уровни НbА1с у пожилых больных СД2 (71 092 человека в возрасте ≥60 лет). Было показано, что риск смерти ниже при уровне НbА1с в интервале 6,0–9,0%, чем при НbА1с ≤6%. Риск любых нефатальных и фатальных осложнений повышался при НbА1с ≥8%. Таким образом, для пациентов старшей возрастной группы лучше придерживаться уровней НbА1с ≥6% и ≤8 %. Однако необходимы дополнительные исследования для оценки уровня смертности и индивидуализации цели лечения [12].

В 2013 г. Международная диабетическая федерация (IDF) представила алгоритм терапии для пожилых пациентов (70+; рис. 1).

Изменение образа жизни, питания являются важными факторами, позволяющими улучшить контроль СД2.

При оценке данных самоконтроля у пожилых пациентов чаще выявляются высокие показатели постпрандиальной гликемии (ППГ). Одной из возможных причин служат пропуск приемов пищи. В 2015 г. были опубликованы результаты клинического исследования по оценке влияния пропуска завтрака на показатели гликемиии в течение последующих суток при употреблении низкокалорийных (700 ккал) обеда и ужина. В перекрестном исследовании приняли участие 22 пациента с СД2 со средней продолжительностью диабета 8,4±0,7 года в возрасте от 30 до 70 лет, индексом массы тела – 28,2±0,6 кг/м2, уровнем HbA1c – 7,7±0,1%. Пациенты были рандомизированы для проведения двух тестов: один день – с завтраком, обедом и ужином, а другой – с обедом и ужином, но без завтрака. Была проведена оценка динамики ППГ, уровней инсулина, С-пептида, свободных жирных кислот (СЖК), глюкагона, глюкагоноподобного пептида-1 (ГПП-1) в плазме крови. Было показано, что без завтрака площади под кривыми (AUC 0-180) глюкозы, СЖК и глюкагона после обеда были выше на 36,8, 41,1 и 14,8% соответственно. В то же время AUC 0-180 инсулина и ГПП-1 были на 17 и 19% ниже (р<0,0001).

В отсутствие завтрака AUC 0-180 глюкозы, СЖК и глюкагона после ужина были на 26,6, 29,6 и 11,5% выше, а инсулина и ГПП-1 ниже на 7,9 и 16,5% соответственно (р<0,0001). Кроме того, пик секреции инсулина в день, когда завтрак отсутствовал, наблюдался на 30-й минуте после обеда и ужина.

Таким образом, пропуск завтрака приводил к увеличению ППГ в обед и ужин в сочетании со снижением секреции ГПП-1 и инсулина. Это исследование показало значимость долгосрочного влияния завтрака на регулирование содержания глюкозы у больных СД2 в течение дня [13].

Регулярное питание является важным фактором, влияющим на контроль СД2. Однако соблюдение только диетических рекомендаций бывает недостаточным для достижения целей терапии.

Сахароснижающая терапия в соответствии с современными алгоритмами начинается с назначения метформина или ингибиторов дипептидилпептидазы-4 (ДПП-4), препаратов сульфонилмочевины (ПСМ), ингибиторов натрий-глюкозного ко-транспортера 2-го типа. Каждый класс ССП имеет свои особенности. Метформин – наиболее часто назначаемый препарат первой линии для инициации сахароснижающей терапии, сочетающий высокую эффективность с низким риском развития гипогликемии, способствующий снижению массы тела. Он противопоказан пациентам с почечной или выраженной сердечной недостаточностью.

Иногда терапия метформином осложняется побочными эффектами со стороны желудочно-кишечного тракта. Около 35% пациентов в США не используют метформин как препарат первой линии, а инициируют терапию другими ССП [14]. Следует отметить, что ПСМ стимулируют в основном 2-ю фазу секреции инсулина, что приводит к повышению риска развития гипогликемии и увеличению массы тела.

Часто пожилым пациентам с СД2, нормальной массой тела и уровнем НbА1с<8% на старте терапии назначают ингибиторы ДПП-4. Одним из возможных вариантов выбора является саксаглиптин. К настоящему времени проведено 6 международных плацебо-контролируемых исследований по оценке эффективности и безопасности этого препарата у больных СД2 старше 65 лет.

Эффективность саксаглиптина в дозах 2,5 и 5 мг по сравнению с плацебо была изучена в группе пациентов с впервые выявленным СД2. Длительность исследования составила 24 недели. Было показано снижение уровня НbА1с на 0,6 и 0,55% соответственно на 24-й неделе терапии. Уровня НbА1с<7% достигли на фоне терапии саксаглиптином в дозе 2,5 мг 37,8% больных, а при использовании дозы 5 мг – 44,9%. Количество эпизодов гипогликемии было сопоставимым с таковым в группе плацебо.

В 2014 г. были опубликованы объединенные данные трех плацебо-контролируемых исследований по переносимости и безопасности саксаглиптина в дозе 5 мг по сравнению с плацебо в качестве дополнительной терапии к метформину, тиазолиндионам и ПСМ (глибурид) у пациентов с СД2 (подгруппа старше 65 лет – 205 человек) в течение 24 недель с продлением до 12–42 месяцев. Пациенты были разделены на 4 группы: первая – саксаглиптин+плацебо; вторая – саксаглиптин+метформин (1500–2550 мг/сут) в течение 154 недель, третья – саксаглиптин+тиазолидиндионы (пиоглитазон 30–45 мг/сут или росиглитазон 4–8 мг/сут) в течение 76 недель, четвертая – саксаглиптин+ПСМ (глибурид 7,5–20 мг/сут) в течение 76 недель. Критерии включения в исследование: НbА1с≥7 и ≤10%, индекс массы тела ≤40 кг/м2, С-пептид ≥1,0 нг/мл. В ходе исследования уровень НbА1с снизился через 24 недели в 1-й группе на 0,83%, во 2-й – на 0,72%, в 3-й и 4-й – на 0,63%. На 76-й неделе отмечено снижение НbА1с на 0,5% в группе саксаглиптин+метформин, на 0,66 и 0,89% при комбинации саксаглиптина с глибуридом и тиазолидиндионами соответственно.

Подтвержденная гипогликемия (глюкоза плазмы ≤2,8 ммоль/л без симптомов, не потребовавшая экстренной терапии) была отмечена у одного пациента, получавшего саксаглиптин 5 мг,и у двух больных группы плацебо. Острые сердечно-сосудистые события зафиксированы у 3 пациентов на саксаглиптине и у 2 – на плацебо. Было продемонстрировано, что саксаглиптин в качестве дополнительной терапии пожилых пациентов с СД2 хорошо переносится и имеет долгосрочный профиль безопасности, сравнимый с плацебо [15].

Особый интерес представляет международное многоцентровое рандомизированое двойное слепое исследование GENERATION [16]. В нем приняли участие 720 пациентов с СД2 в возрасте ≥65лет, получавшие метформин в качестве монотерапии не менее 8 недель перед включением в исследование. Проводили сравнение эффективности и безопасности саксаглиптина и глимепирида в комбинации с метформином в течении 52 недель. Первичной конечной точкой исследования была доля пациентов достигших уровня НbА1с≤7% к моменту окончания исследования без подтвержденных или тяжелых случаев гипогликемии. Количество подтвержденных и тяжелых гипогликемических эпизодов было ниже в группе саксаглиптина, чем глимепирида (1,15 против 15,3%; p<0,0001), причем частота гипогликемии не зависела от возраста пациентов и исходного уровня НbА1с (рис. 2). При этом доля пациентов, достигших уровня НbА1с≤7%, была одинаковой (37,9 против 38,2%; p=0,9415), что подтверждает сопоставимую гипогликемизирующую эффективность исследуемых комбинаций (рис. 3) [16]. Результаты исследования показали, что саксаглиптин позволяет достичь хорошего гликемического контроля при низком риске гипогликемии и высоком профиле безопасности у пациентов ≥65 лет для которых метформин в качестве монотерапии недостаточен. С целью минимизации случаев гипогликемии у данной категории больных, саксаглиптин представляется наиболее оптимальным препаратом выбора по сравнению с глимепиридом. Поскольку ключевым условием безопасного применения ССП пожилыми пациентами является отсутствие гипогликемии, становится очевидным преимущество комбинации саксаглиптин+метформин. СД2 ассоциирован с увеличением частоты сердечно-сосудистых событий. Согласно требованиям Управления по контролю за продуктами питания и лекарственными средствами США (FDA), современные препараты, предназначенные для лечения пациентов с СД2, должны обладать доказанной сердечно-сосудистой безопасностью.

В 2013 г. завершилось крупномасштабное многоцентровое рандомизированное проспективное исследование SAVOR (Saxagliptin Assessment of Vascular Outcomes Recorded in Patients with Diabetes Mellitus Trial), в котором оценивалась сердечно-сосудистая безопасность саксаглиптина. В данном исследовании участвовали 16 492 больных СД2. Исследование продолжалось 2,5 года. Все пациенты были старше 40 лет (из них 52% в возрасте ≥65 лет и 14% ≥ 75 лет), имели в анамнезе сердечно-сосудистые заболевания (около 80% участников) или множественные факторы сердечно-сосудистого риска (возраст ≥55 для мужчин и ≥60 лет для женщин в сочетании с дислипидемией, курением, и/или артериальной гипертензией). Таким образом, эффективность и безопасность саксаглиптина изучалась на большой когорте пациентов разного возраста с широким диапазоном HbА1c (6–12%), длительным стажем СД и высоким риском сердечно-сосудистых событий [17]. Почти 70% пациентов получали метформин в начале исследования. Характеристики пациентов представлены на рис. 4.

Пациенты были рандомизированы в две группы: первую, в которой к базовой терапии добавлялось плацебо, и вторую, получавшую в дополнение к стандартной терапии саксаглиптин по 5 мг/сут. Первичные конечные точки исследования: смерть от сердечно-сосудистых заболеваний, нефатальные инфаркт миокарда и ишемический инсульт. Вторичные конечные точки: госпитализация по причине сердечной недостаточности, нестабильной стенокардии или для проведения коронарной реваску-ляризации.

Полученные в исследовании SAVOR данные показали, что применение саксаглиптина больными СД2 с сердечно-сосудистыми заболеваниями или множественными факторами сердечно-сосудистого риска не сопровождалось увеличением частоты развития нефатального инфаркта миокарда и ишемического инсульта, а также сердечно-сосудистой смерти по сравнению с пациентами, принимавшими плацебо (рис. 5). Одним из важнейших выводов, полученных в ходе этого исследования, было заключение об отсутствии влияния возрастных характеристик на профили эффективности и безопасности саксаглиптина. Данная работа также показала, что саксаглиптин хорошо подходит в качестве средства комбинированной терапии с широким перечнем гипогликемических препаратов, в т.ч. инсулином [17].

Однако был отмечен дисбаланс количества госпитализаций по поводу сердечной недостаточности между группами саксаглиптина и плацебо: 289 (3,5%) и 228 (2,8%) соответственно (относительный риск – 1,27; 95% доверительный интервал – 1,07–1,51; p=0,007), хотя причинно-следственной связи установлено не было. Абсолютная разница между группами была небольшой (61 пациент) и не было увеличения смертности по причине сердечной недостаточности (рис. 6). Вместе с тем частота госпитализаций с увеличением длительности приема саксаглиптина существенно снижалась, а у лиц, госпитализированных по поводу хронической сердечной недостаточности, не отмечено разницы в смертности из-за сердечной недостаточности при применени саксаглиптина и плацебо: 44 (0,5%) и 40 (0,5%) соответственно [18, 19].

После публикации основных результатов исследования SAVOR был дополнительно проведен субанализ данных, полученных у пациентов старше 65 лет. Данные свидетельствуют о том, что у пожилых пациентов, подобно более молодой когорте, прием саксаглиптина не связан с увеличением риска ишемических сердечно-сосудистых событий. Частота госпитализации по причине сердечной недостаточности и частота гипогликемических событий также не зависела от возраста пациентов [20].

Для того, чтобы оценить риск госпитализации по причине сердечной недостаточности в популяции больных с СД 2 типа, получающих ингибиторы ДПП-4, в частности саксаглиптин, по сравнению с ПСМ, а также получающих саксаглиптин по сравнению с ситаглиптином было спланировано и проведено ретроспективное когортное исследование [21]. С этой целью был проведен анализ данных, полученных в реальной клинической практике (Real World Evidence (RWE) с участием более чем 200 тыс. пациентов. В когорте больных без сердечно-сосудистых заболеваний терапия ингибиторами ДПП-4 была ассоциирована с достоверно более низким риском госпитализации по причине сердечной недостаточности (ОР 0,59; 95% ДИ –0,38–0,89; р=0,013) по сравнению с терапией препаратами СМ. Данное исследование не выявило статистически достоверных различий по риску госпитализаций по причине сердечной недостаточности между больными, получавшими саксаглиптин и ситаглиптин, как в когорте с исходным наличием СС заболеваний (ОР 0,95; 95% ДИ–0,70–1,28), так и в когорте без исходных СС заболеваний (ОР 0,99; 95% ДИ–0,56–1,75). Результаты исследования представлены на рис. 7.

Таким образом, лечение СД у пожилых пациентов осложняется рядом факторов и требует индивидуального подхода. Больным старше 65 лет необходима безопасная терапия при поддержании более высоких целевых показателей гликированного гемоглобина. В заключение можно сказать, что саксаглиптин (Онглиза), дважды доказал сердечно-сосудистую безо-пасность в исследованиях с участием более 200 тыс. пациентов с СД2 типа, в т.ч. у пациентов старше 65 лет в исследованиях SAVOR и RWE. В исследовании SAVOR с участием более 16 тыс. пациентов было показано отсутствие повышения риска крупных ссердечно-сосудистых событий: нефатального инфаркта миокарда, нефатального ишемического инсульта или смерти от сердечно-сосудистых причин; в исследовании RWE с участием более 200 тыс. пациентов было доказано отсутствие повышения риска госпитализаций по причине сердечной недостаточности, а также повышения риска сердечно-сосудистых осложнений по сравнению с ситаглиптином и ПСМ. Анализ проведенных к настоящему времени исследований позволяет расценивать терапию саксаглиптином и комбинацией саксаглиптин+метформин у пожилых пациентов с СД2 типа как эффективную и безопасную в отношении риска развития гипогликемий и сердечно-сосудистых осложнений.

Список литературы

  1. Centers for Disease Control and Prevention. National Diabetes Fact Sheet: National Estimates and General Information on Diabetes and Prediabetes in the United States, 2011. Atlanta: US Centers for Disease Control and Prevention (Department of Health and Human Services); 2011. Available from: http://www.cdc.gov/diabetes/pubs/pdf/ndfs_2011.pdf. Accessed December 12, 2012.
  2. Soriguer F., Goday А., Bosch-Comas А., Bordiu E., Calle-Pascual A., Carmena R., Casamitjana R., Castano L., Castell C., Catala M., Delgado E., Franch J., Gaztambide S., Girbes J., Gomis R., Gutierrez G., Lopez-Alba A., Martinez-Larrad M.T., Menendez E., Mora-Peces I., Ortega E., Pascual-Manich G., Rojo-Martinez G., Serrano-Rios M., Valdes S., Vazquez J.A., Vendrell J. Prevalence of diabetes mellitus and impaired glucose regulation in Spain: the Di@bet.es Study. Diabetologia. 2012;55(1):88–9.
  3. California Healthcare Foundation / American Geriatrics Society Panel on Improving Care for Elders with Diabetes. Guidelines for Improving the care of the older person with diabetes mellitus. J. Am. Geriatr. Soc. 2003;51:S265–280.
  4. Sommerfield A.J., Deary I.J., Frier B.M. Acute hyperglycemia alters mood state and impairs cognitive performance in people with type 2 diabetes. Diabetes Care. 2004;27:2335–40.
  5. Air E.L., Kissela B.M. Diabetes, the metabolic syndrome, and ischemic stroke: epidemiology and possible mechanisms. Diabetes Care. 2007;30:31–40.
  6. Auer R.N. Hypoglycemic brain damage. Metab. Brain Dis. 2004;19:169–75.
  7. Kodl C.T., Seaquist E.R. Cognitive dysfunction and diabetes millitus. Endoc. Rev. 2008;29:494–511.
  8. Bruce D.C., Casey G.P., Grange V., Clarnette R.C., Almeida O.P., Foster J.K., Ives F.J., Davis T.M. Cognitive impairment, physical disability and depressive symptoms in older diabetic patients: the Fremantle Cognition in Diabetes Study. Diabetes Res. Clin. Pract. 2003;61:59–67.
  9. van de Vorst I.E., Koek H.L., de Vries R., Bots M.L., Reitsma J.B., Vaartjes I. Effect of Vascular Risk Factors and Diseases on Mortality in Individuals with Dementia: A Systematic Review and Meta-Analysis. J. Am. Geriatr. Soc. 2016;64(1):37–46.
  10. Yaffe K., Blackwell T., Whitmer R.A., Krueger K., Barrett C.E. Glycosylated hemoglobin level and development of mild cognitive impairment or dementia in older women. J. Nutr. Health Aging. 2006;10:293–95.
  11. Moghissi E., Ismail-Beigi F., Devine R.C. Hypoglycemia: minimizing its impact in type 2 diabetes. Endocr. Pract. 2013;19(3):526–35.
  12. Huang X., Pan J., Chen D., Chen J., Chen F., Hu T. Efficacy of lifestyle interventions in patients with type 2 diabetes: A systematic review and meta-analysis. Eur. J. Int. Med. 2016;27:37–47.
  13. Jakubowicz D., Wainstein J., Ahren B., Landau Z., Bar-Dayan Y., Froy O. Fasting Until Noon Triggers Increased Postprandial Hyperglycemia and Impaired Insulin Response After Lunch and Dinner in Individuals With Type 2 Diabetes: A Randomized Clinical Trial. Diabetes Care. 2015;38(10):1820–26.
  14. Desai N.R., Shrank W.H., Fischer M.A., Avorn J., Liberman J.N., Schneeweiss S., Pakes J., Brennan T.A., Choudhry N.K. Patterns of medication initiation in newly diagnosed diabetes mellitus: quality and cost implications. Am. J. Med. 2012;125:302.e1–7.
  15. Karyekar C.S., Ravichandran S., Allen E., Fleming D., Frederich R. Tolerability and efficacy of glycemic control with saxagliptin in older patients (aged 65 years) with inadequately controlled type 2 diabetes mellitus. Clin. Interv. Aging. 2013;8:419–30.
  16. Schernthaner G., Duran-Garcia S., Hanefeld M., Langslet G., Niskanen L., Östgren C.J., Malvolti E., Hardy E. Efficacy and tolerability of saxagliptin compared with glimepiride in elderly patients with type 2 diabetes: a randomized, controlled study (GENERATION). Diabetes Obes. Metab. 2015;17(7):630–38.
  17. Scirica B.M., Bhatt D.L., Braunwald E., Steg P.G., Davidson J., Hirshberg B., Ohman P., Frederich R., Wiviott S.D., Hoffman E.B., Cavender M.A., Udell J.A., Desai N.R., Mosenzon O., McGuire D.K., Ray K.K., Leiter L.A., Raz I. Saxagliptin and cardiovascular outcomes in patients with type 2 diabetes mellitus. N. Engl. J. Med. 2013;369(14): 1317–26.
  18. Scirica B.M., Braunwald E., Raz I., Cavender M.A., Morrow D.A., Jarolim P., Udell J.A., Mosenzon O., Im K., Umez-Eronini A.A., Pollack P.S., Hirshberg B., Frederich R., Lewis B.S., McGuire D.K., Davidson J., Steg P.G., Bhatt D.L.; SAVOR-TIMI 53 Steering Committee and Investigators. Heart failure, saxagliptin, and diabetes mellitus: observations from the SAVOR-TIMI 53 randomized trial. Circulation. 2014;130:1579–88.
  19. FDA EMDAC Committee Meeting briefing document, April 2014.
  20. Leiter L.A., Teoh H., Braunwald E., Mosenzon O., Cahn A., Kumar K.M., Smahelova A., Hirshberg B., Stahre C., Frederich R., Bonnici F., Scirica B.M., Bhatt D.L., Raz I. Efficacy and safety of saxagliptin in older participants in the SAVOR-TIMI 53 trial. Diabetes Care. 2015;38:1145–53.
  21. Fu A.Z., Johnston S.S., Ghannam A., Tsai K., Cappell K., Fowler R., Riehle E., Cole A.L., Kalsekar I., Sheehan J. Association Between Hospitalization for Heart Failure and Dipeptidyl Peptidase-4 Inhibitors in Patients With Type 2 Diabetes: An Observational Study. Diabetes Care. 2016 Jan 6. pii: dc150764.

Об авторах / Для корреспонденции

М.Б. Анциферов – д.м.н., проф. ГБУЗ Эндокринологический диспансер Департамента здравоохранения г. Москвы, тел. 8 (499) 246-61-75

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь