Провоспалительная активация крови у подростков с СПКЯ с учетом избыточного веса и инсулинорезистентности

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2018.12.94-102

26.12.2018
153

ФГБУ “Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова” Министерства здравоохранения Российской Федерации, Москва, Россия

Цель исследования. Изучение особенности фенотипических вариантов СПКЯ у девочек в возрасте 15–17 лет, имеющих и не имеющих избыток массы тела и метаболические нарушения, в сравнении с группой «здоровых» сверстниц.
Материал и методы. В исследование включены 95 девочек с СПКЯ согласно Роттердамским критериям от 15 до 17 лет. Группу контроля составили 30 здоровых девочек с регулярным менструальным циклом аналогичного возраста. Всем участницам проведено полное клиническое и инструментальное обследование, оценка уровня С-реактивного белка (СРБ), лептина.
Результаты. Для пациенток с СПКЯ на фоне метаболических нарушений и избыточного веса в сравнении с группой СПКЯ неотягощенного течения характерна более выраженная биохимическая гиперандрогения, неблагоприятный профиль липидов крови и, более выраженная провоспалительная реакция (высокий уровень СРБ (р=0,0011), лептина (р=0,0004), лейкоцитоз (р=0,0235), тромбоцитоз (р=0,0012), нейтрофилез (р=0,0440) и повышенная СОЭ (р=0,0036). Пациентки с СПКЯ и избыточным весом в сравнении с девочками контрольной группы характеризовались более высокими значениями НОМА-IR (расшифоровать)(р=0,0026) и глюкозы натощак (р=0,0021), повышенным уровнем тиреоглобулина (ТГ) (р=0,0237) и КА( расшифровать) (р=0,0010) при более низком содержании липопротеидов высокой плотности (ЛПВП) (р=0,0459), повышенным риском сердечно-сосудистой патологии по индексу VAI (р=0,0105), а также более высоким значением СРБ (р=0,0239) и лептина (р=0,0034). Девочки с СПКЯ и нормальным весом значимо отличалась от девочек контрольной группы более высоким содержанием общего белка (p=0,0431), общего и прямого билирубина (p=0,0076 и p=0,0155 соответственно), железа (p=0,0343) и КА (p=0,0206).
Заключение. Сочетание избыточного веса и метаболических нарушений у девочек в подростковом периоде обусловливает появление достаточно выраженной дислипидемии и повышение атерогенности, увеличивает риск сердечно-сосудистых заболеваний.

Одной из распространенных причин гинекологических и эндокринных нарушений в подростковом возрасте является синдром поликистозных яичников (СПКЯ) [1–3]. К клиническим проявлениям СПКЯ относят не только гинекологические, но и множественные метаболические нарушения: инсулинорезистентность (ИР) и дислипидемию, ожирение, в особенности висцеральное, жировой гепатоз, сахарный диабет второго типа [4, 5]. Частота встречаемости метаболических нарушений у подростков с СПКЯ в 3–5 раз превышает таковую в группе здоровых девушек, сопоставимую по возрасту и индексу массы тела (ИМТ), достигая 33% [6]. При этом избыточный вес регистрируется у 38–88% пациенток с СПКЯ [7, 8].

Выявлено, что при СПКЯ ИР и ожирение являются самостоятельными факторами патогенеза заболевания [3, 4, 9]. С одной стороны, девушки с избыточной массой тела находятся в группе повышенного риска по развитию ИР, ГИ и ПКЯ в дальнейшем [9]. С другой стороны, пациентки с СПКЯ находятся в группе риска по развитию ожирения.

Вместе с тем растет число доказательств значимости системного воспаления в патогенезе СПКЯ, одним из механизмов которого является стимуляция провоспалительными факторами продукции андрогенов в яичниках. Так, в эксперименте in vitro показано, что ФНО-α стимулирует пролиферацию клеток теки, продуцирующих андрогены, а также потенциирует атрезию фолликулов [10]. Выявлено, что концентрация С-реактивного белка и провоспалительных цитокинов при СПКЯ тесно коррелирует с уровнем циркулирующих андрогенов [11–14]. Авторы полагают, что хроническое системное воспаление на фоне физиологической гиперинсулинемии, инсулинорезистентности и гиперандрогении при начале полового созревания, может у пациенток в группе риска по развитию СПКЯ стать пусковым механизмом дисрегуляции клеточных взаимодействий в теке яичников, потенциирующим гиперандргению, ановуляцию и метаболические осложнения СПКЯ в дальнейшем [15].

Цель исследования: изучить особенности СПКЯ у девочек в возрасте 15–17 лет, имеющих и не имеющих избыток массы тела и метаболические нарушения, в сравнении с группой «здоровых» сверстниц.

Материалы и методы исследования

В исследование были включены 95 девочек в возрасте от 15 до 17 лет включительно, имеющих как минимум два из трех компонентов Роттердамских критериев СПКЯ – олиго-/аменорею и/или гиперандрогенные проявления, и/или эхографические признаки поликистозных яичников. Кроме того, критериями включения явились: указание на менархе не менее 2 лет назад; отсутствие иных эндокринных болезней; отсутствие приема лекарств в течение 3 месяцев и более до начала исследования; информированное согласие пациентки и ее законного представителя на включение в исследование. Критериями исключения служили: опухоли органов малого таза; обострение хронических и острых соматических и/или инфекционных заболеваний; психические заболевания; генетические синдромы и пороки развития. Группу контроля составили 30 сверстниц, отнесенных к первой группе здоровья, с регулярными менструациями без гинекологической и эндокринной патологии.

Всем участницам исследования было проведено общеклиническое обследование, включавшее подробный сбор анамнеза, изучение жалоб, измерение антропометрических показателей (рост, ИМТ, соотношение объема талии (ОТ) к объему бедер (ОБ)), оценку выраженности избыточного оволосения.

Всем участницам исследования определяли концентрацию в венозной крови общего белка, мочевой кислоты, креатинина, прямого и общего билирубина, глюкозы, Ca2+, Fe2+/3+, высокочувствительного С-реактивного белка (СРБ) и лептина. Оценку липидного состава крови проводили по показателям общего холестерина, триглицеридов (ТГ), липопротеинов низкой (ЛПНП) и высокой (ЛПВП) плотности, коэффициент атерогенности (КА). Исследования проводили фотометрическим и турбидиметрическим методом на автоматических анализаторах BA-400 и A-25 с использованием реагентов Biosystems (Испания). Пероральный глюкозотолерантный тест (ПГТТ) проводили спустя 12–16 часов после последнего приема пищи. Уровень глюкозы и иммунореактивного инсулина (ИРИ) определяли в цельной венозной крови натощак, и спустя 120 минут после приема 75 г глюкозы. Рассчитывали гомеостатический индекс НОМА-ИР. Для косвенной оценки объема абдоминальной жировой ткани использовали индекс висцерального ожирения (Visceral Adiposity Index) [16] по формуле:

VAI = (ОТ÷(36.58+(1.89 × ИМТ))×(ТГ÷0.81)×(1.52 ÷ЛПВП), где ОТ измеряется см, ИМТ – кг/м2, ТГ и ЛПВП – ммоль/л.

Всем девочкам было проведено ультразвуковое исследование органов малого таза на 3–5 день спонтанного или индуцированного гестагенами менструального цикла и изучен расширенный гормональный профиль крови (ЛГ, ФСГ, ТТГ, АТ-ТПО, АТ-ТГ, Т4св, ДГА-С, Андростендион, Прл, Е2, Кортизола, Т). Определение уровня гормонов проводилось электрохемилюминесцентным и иммунохемилюминисцентным методом на автоматических анализаторах Cobas е 411 («Ф. Хоффманн-Ла Рош», Швейцария), Immulite 2000, Immulite 1000 (Siemens, США) с использованием реагентов тех же фирм. Определен...

Список литературы

1. Deligeoroglou E., Vrachnis N., Athanasopoulos N., Iliodromiti Z., Sifakis S., Iliodromiti S. et al. Mediators of chronic inflammation in polycystic ovarian syndrome. Gynecol. Endocrinol. 2012; 28(12): 974-8. doi: 10.3109/09513590.2012.683082.

2. Чернуха Г.Е., Блинова И.В., Купрашвили М.И. Эндокринно-метаболические характеристики больных с различными фенотипами синдрома поликистозных яичников. Акушерство и гинекология. 2011; 2: 70-6.

3. El Hayek S., Bitar L., Hamdar L.H., Mirza F.G., Daoud G. Poly cystic ovarian syndrome: an updated overview. Front. Physiol. 2016; 7: 124. doi: 10.3389/fphys.2016.00124.

4. Rojas J., Chávez M., Olivar L., Rojas M., Morillo J., Mejías J. Polycystic ovary syndrome, insulin resistance, and obesity: navigating the patophysiologic labyrinth. Int. J. Reprod. Med. 2014; 2014: 719050. doi: 10.1155/2014/719050.

5. De Sousa S.M., Norman R.J. Metabolic syndrome, diet and exercise. Best Pract. Res. Clin. Obstet. Gynaecol. 2016; 37: 140-51. doi: 10.1016/j.bpobgyn.2016.01.006.

6. Goodman N.F., Cobin R.H., Futterweit W., Glueck J.S., Legro R.S., Carmina E. American association of clinical endocrinologists, american college of endocrinology, and androgen excess and pcos society disease state clinical review: guide to the best practices in the evaluation and treatment of polycystic ovary syndrome- part 1. Endocr. Pract. 2015; 21(11): 1291-300. doi: 10.4158/EP15748.DSC.

7. Oleszczak B., Szablewski L., Pliszka M., Głuszak O., Stopińska-Głuszak U. Transport of deoxy-d-glucose into lymphocytes of patients with polycystic ovary syndrome. Endocrine. 2014; 47(2): 618-24. doi: 10.1007/s12020-014-0174-5.

8. Dumesic D.A., Oberfield S.E., Stener-Victorin E., Marshall J.C., Laven J.S., Legro R.S. Scientific statement on the diagnostic criteria, epidemiology, pathophysiology, and molecular genetics of polycystic ovary syndrome. Endocr. Rev. 2015; 36(5): 487-525. doi: 10.1210/er.2015-1018.

9. Diamanti-Kandarakis E., Dunaif A. Insulin resistance and the polycystic ovary syndrome revisited: an update on mechanisms and implications. Endocr. Rev. 2012; 33(6): 981-1030.

10. González F. Inflammation in polycystic ovary syndrome: underpinning of insulin resistance and ovarian dysfunction. Steroids. 2012; 77(4): 300-5. doi: 10.1016/j.steroids.2011.12.003.

11. Yang Y., Qiao J., Li R., Li M.Z. Is interleukin-18 associated with polycystic ovary syndrome? Reprod. Biol. Endocrinol. 2011; 9: 7-18. doi: 10.1186/1477-7827-9-7.

12. Tao T., Li S., Zhao A., Zhang Y., Liu W. Expression of the CD11c gene in subcutaneous adipose tissue is associated with cytokine level and insulin resistance in women with polycystic ovary syndrome. Eur. J. Endocrinol. 2012; 167(5): 705-13. doi: 10.1530/EJE-12-0340.

13. Escobar-Morreale H.F., Luque-Ramírez M., González F. Circulating inflammatory markers in polycystic ovary syndrome: a systematic review and meta-analysis. Fertil. Steril. 2011; 95(3): 1048-58. doi: 10.1016/j.fertnstert.2010.11.036.

14. Lee H., Oh J.Y., Sung Y.A. Adipokines, insulin-like growth factor binding protein-3 levels, and insulin sensitivity in women with polycystic ovary syndrome. Korean J. Intern. Med. 2013; 28(4): 456-63. doi: 10.3904/kjim.2013.28.4.456.

15. Conway G., Dewailly D., Diamanti-Kandarakis E., Escobar-Morreale H.F., Franks S., Gambineri A. et al. The polycystic ovary syndrome: a position statement from the European Society of Endocrinology. Eur. J. Endocrinol. 2014; 171: 1-29. doi: 10.1530/EJE-14-0253.

16. Amato M.C. Metabolically healthy polycystic ovary syndrome (MH-PCOS) and metabolically unhealthy polycystic ovary syndrome (MU-PCOS): a comparative analysis of four simple methods useful for metabolic assessment. Hum. Reprod. 2013; 28(7): 1919-28.

Поступила 15.06.2018

Принята в печать 23.06.2018

Об авторах / Для корреспонденции

Хащенко Елена Петровна, к.м.н., научный сотрудник гинекологического отделения (гинекологии детского и юношеского возраста) ФГБУ НЦАГиП им. академика
В.И. Кулакова Минздрава России.
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д.4. Телефон: 8 (495) 438-8542. Е-mail: khashchenko_elena@mail.ru
Высоких Михаил Юрьевич, к.б.н., зав. лабораторией митохондриальной медицины ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России, зав. лабораторией молекулярных механизмов старения НИИФХБ им. А.Н. Белозерского МГУ.
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д.4. Телефон: 8 (495) 438-7633 (доб. 1472). E-mail: m_vysokikh@oparina4.ru
Батырова Залина Кимовна, к.м.н., научный сотрудник 2-го гинекологического отделения (гинекологии детского и юношеского возраста) ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 438-85-42. Е-mail: linadoctor@mail.ru
Кумыкова Заира Хасановна, к.м.н., с.н.с. 2-го гинекологического отделения (гинекологии детского и юношеского возраста) ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 438-85-42. E-mail: zai-kumykova@yandex.ru
Вторушина Валентина Валентиновна, к.м.н., врач клинической лабораторной диагностики лаборатории клинической иммунологии ФГБУ НЦАГиП им. академика
В.И. Кулакова Минздрава России.
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д.4. Телефон: 8(495)438-11-83. E-mail: v_vtorushina@oparina4.ru
Цвиркун Дарья Викторовна, к.б.н., ст.н.с. лаборатории митохондриальной медицины ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России.
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д.4. Телефон: 8(495)438-76-33 (доб. 1472). E-mail: darunyat@gmail.com
Уварова Елена Витальевна, д.м.н., профессор, заведующая 2-м гинекологическим отделением (гинекологии детского и юношеского возраста) ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д.4. Телефон: 8 (495) 438-8542. Е-mail: elena-uvarova@yandex.ru
Иванец Татьяна Юрьевна, д.м.н., заведующая научно-диагностической лабораторией ФГБУ «НЦАГиП им. В. И. Кулакова» Минздрава России.
Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д.4. Е-mail: t_ivanets@oparina4.ru

Для цитирования: Хащенко Е.П., Высоких М.Ю., Батырова З.К., Кумыкова З.Х., Уварова Е.В., Иванец Т.Ю., Цвиркун Д.В., Вторушина В.В. Провоспалительная активация крови у подростков с СПКЯ с учетом избыточного веса и инсулинорезистентности. Акушерство и гинекология. 2018; 12: 94-102.
https://dx.doi.org/10.18565/aig.2018.12.94-102

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь