Психические аспекты и нарушение жировового обмена в климактерии

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.9.165-172

30.09.2019
86

1) ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр эндокринологии» Минздрава России, Москва, Россия

2) ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Минздрава России, Москва, Россия

Период менопаузы характеризуется постепенным снижением, а затем и «выключением» функции яичников, а также сопровождается различными специфическими симптомами (вазомоторными, психоэмоциональными, вагинальными, сексуальными и др.) и признаками нарушения соматического здоровья: потерей минеральной плотности костной ткани, формированием неблагоприятного про- филя сердечно-сосудистого риска вследствие развития абдоминального/висцерального ожирения, дислипидемии, эндотелиальной дисфункции, нарушения толерантности к глюкозе, а также нарушениями психологического статуса. Нарушения психического статуса в постменопаузе могут быть как в рамках менопаузального метаболического синдрома (например, вследствие относительной гиперандрогении и/или композиционного изменения тела), так и в рамках самостоятельной нозологии. Оптимальной, оказывающей воздействие на симптомы и заболевания, ассоциированные с дефицитом эстрогенов, признана менопаузальная гормональная терапия (МГТ). Применение МГТ уменьшает выраженность вазомоторных и депрессивно-тревожных расстройств, снижает риск развития остеопении/остеопороза, некоторых сердечно-сосудистых заболеваний, генито-уринарного синдрома и других состояний, связанных со старением.

Демографическая ситуация в настоящее время характеризуется увеличением продолжительности жизни, а следовательно, и ростом популяции пожилых людей. В России количество женщин пери- и постменопаузального возраста составляет более 21 млн [1].

Климактерический период

Климактерический период — физиологический период, в течение которого на фоне возрастного снижения и последующего «угасания» функции яичников происходит биологическая трансформация различных функций женского организма, изменяется работа отдельных структур центральной нервной системы, активность вегетативной нервной системы, повышается риск развития сердечно-сосудистых осложнений, в значительной мере обусловленных снижением сосудистой эластичности [2], а также меняются структура костей (увеличивается риск снижения минеральной плотности костной ткани (МПКТ)) и body image (восприятие собственного тела). Оптимизм и принятие своего облика, по-видимому, являются важными факторами, которые могут повлиять как на физическое, так и психическое здоровье женщин в возрасте 50 лет и старше [3]. 40–60% женщин в течение «переходного» периода отмечают снижение познавательной функции мозга, нарушение сна, лабильность настроения в результате дефицита эстрогенов в организме в этот период [1]. В свою очередь, снижение познавательной функции мозга может оказывать влияние на все сферы жизни женщины, определяющие ее качество жизни: физическое здоровье, психологическое состояние, социальные взаимоотношения и духовные интересы.

Дефицит эстрогенов является одной из основных причин развития менопаузального метаболического синдрома (МС), который сам по себе может приводить к увеличению риска сердечно-сосудистых заболеваний у женщин в постменопаузальном периоде. У женщин, начиная с «переходного» периода и заканчивая постменопаузой, МС является более значимым фактором риска сердечно-сосудистых заболеваний, чем у мужчин в период андропаузы [4]. Не следует забывать, что у женщин чаще, чем у мужчин, развивается МС, и связано это как с «особенной» реакцией на стресс, так и более низким социально-экономическим статусом женщины [5].

Климактерический статус

С каждым годом появляется все больше данных по оценке качества жизни женщины с переходом в климактерий, а также проводятся сравнительные анализы влияния того или иного вида терапии в этом периоде жизни женщины. Сейчас все больше мы говорим о том, что климактерический статус – это комплекс биологических (например, симптомы климактерия, риск хронических заболеваний, снижение МПКТ), социальных (например, риск лишиться работы в связи с определенным возрастом) и психофизиологических (например, нарушение сна, психические нарушения) факторов [6]. В исследовании The Gender and Body Image (GABI) Study с включением 1849 женщин старше 50 лет было показано, что четыре проблемы, которые волнуют женщин с вступлением в менопаузу [7], это: 1) физический и психический дискомфорт в период «старения»; 2) социальная несправедливость, проблемы связанные со «старением»; 3) важность само- и взаимопомощи; 4) сохранение социальной роли в жизни.

Одно из крупнейших исследований, в которое были включены 19 028 женщин, продемонстрировало, что с менопаузой чаще ассоциированы биполярные расстройства, депрессия, тревожные расстройства и расстройства сна [8]. Скрининг в критические периоды в жизни женщины (менархе, беременность, послеродовый период, менопауза) через определенные промежутки может привести к раннему выявлению депрессии, профилактике и лечению и может предотвратить связанные с ней сопутствующие состояния [9].

Особенности психического статуса в климактерии

Следует помнить, что женщины в постменопаузе имеют статистически значимо больший балл в рамках диагностики депрессии, тревожного, биполярного, обсессивно-компульсивного расстройств и посттравматического стрессового расстройства в отличие от женщин в пременопаузе. Чем старше женщина, тем выше риск нарушений психологического статуса (p

В настоящий момент выдвинуты различные гипотезы и теории развития депрессивных и тревожных нарушений в менопаузе. Помимо основной из них – снижения уровня эстрадиола в организме женщины, существуют и другие гормональные объяснения этим нозологиям. Риск возникновения депрессивных нарушений максимален в течение 5–6 лет от последней нормальной менструации. Пики эстрадиола (Э2), которые характерны уже для перименопаузы, могут приводить к дисрегуляции гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси (ГГН-оси) и тем самым провоцировать нарушения настроения. В свою очередь, пики Э2 у пациенток с различными дистимиями1 приводят к повышению уровня кортизола, ...

Список литературы

  1. Гаспарян С.А., Дросова Л.Д., Карпов С.М., Хрипунова А.А. Использование менопаузальной гормональной терапии в коррекции когнитивных нарушений у женщин в климактерическом периоде. Акушерство и гинекология. 2018; 12: 157-62.
  2. Зайдиева Я.З. и соавт. Гормональная терапия в климактерии: рекомендации для клинической практики. Гинекология. 2011;1(3): 8-12).
  3. Olchowska-Kotala A. Psychological Resources and Self-rated Health Status on Fifty-year-old Women J Menopausal Med. 2015 Dec; 21(3): 133-141.
  4. Порывкина О.Н., Адашева Т.В., Задионченко В.С. и др. Эффективность и безопасность заместительной гормональной терапии у пациенток с метаболическим синдромом в постменопаузе. Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2009; 8: 75-80.
  5. Pucci G., Alcidi R., Tap L., Battista F., Mattace-Raso F., Schillaci G. Sex- and gender-related prevalence, cardiovascular risk and therapeutic approach in metabolic syndrome: A review of the literature. Pharmacol Res. 2017 Jun; 120: 34-42.
  6. Doubova S.V., et al. Integrative health care model for climacteric stage women: design of the intervention BMC Womens Health. 2011; 11: 6
  7. Hofmeier S.M., Runfola C.D., Sala M., Gagne D.A., Brownley K.A., Bulik C. M. Body Image, Aging, and Identity in Women Over 50: The Gender and Body Image (GABI) Study J Women Aging. Author manuscript; available in PMC 2017 Jul 1.Published in final edited form as: J Women Aging. 2017 Jan-Feb; 29(1): 3–14.
  8. Li-Yu Hu et al. Risk of Psychiatric Disorders Following Symptomatic Menopausal Transition A Nationwide Population-Based Retrospective Cohort Study Medicine (Baltimore). 2016 Feb; 95(6): e2800.
  9. Bhat A. et al. The Obstetrician–Gynecologist’s Role in Detecting, Preventing, and Treating Depression Obstet Gynecol. 2017 Jan; 129(1): 157–163.
  10. Carranza-Lira S., Pablo-Cruz E. Differences in the What’s My M3? test between pre- and postmenopausal women. Prz Menopauzalny. 2017 Sep; 16(3): 104-106.
  11. Eisenlohr-Moul T.A., Rubinow D.R., Schrubbe L., Girdler S.S. Naturally Occurring Changes in Estradiol Concentrations in the Menopause Transition Predict Morning Cortisol and Negative Mood in Perimenopausal Depression Clin Psychol Sci. 2016 Sep; 4(5): 919-935.
  12. Soares C.N., Zitek B. Reproductive hormone sensitivity and risk for depression across the female life cycle: a continuum of vulnerability? Journal of psychiatry & neuroscience. 2008; 33(4): 331.
  13. Burt V.K., Stein K. Epidemiology of depression throughout the female life cycle. The Journal of clinical psychiatry. 2001; 63: 9-15.
  14. Joffe H., Hickey M. Should Hormone Therapy Be Used to Prevent Depressive Symptoms During the Menopause Transition? JAMA Psychiatry. 2018 Feb 1; 75(2): 125-126.
  15. Boneva R.S., Lin J.M., Unger E.R. Early menopause and other gynecologic risk indicators for chronic fatigue syndrome in women. Menopause. 2015 Aug; 22(8): 826-834.
  16. Harlow S.D., Karvonen-Gutierrez C., Elliott M.R., Bondarenko I., Avis N.E., Bromberger J.T., Brooks M., Miller J.M., Reed B.D. It is not just menopause: symptom clustering in the Study of Women’s Health Across the Nation Womens Midlife Health. 2017; 3: 2.
  17. Репина М.А. Менопаузальный метаболический синдром и ожирение Обзоры по клинической фармакологии и лекарственной терапии. 2003; 2 (3): 35-43.
  18. Komulainen K., Pulkki-Råback L., Jokela M., Lyytikäinen L.P., Pitkänen N., Laitinen T., Hintsanen M., Elovainio M., Hintsa T., Jula A., Juonala M., Pahkala K., Viikari J., Lehtimäki T., Raitakari O., Keltikangas-Järvinen L. Education as a moderator of genetic risk for higher body mass index: Prospective cohort study from childhood to adulthood. Int J Obes (Lond). 2017 Jul 31. doi: 10.1038/ijo.2017.174.
  19. Chedraui P., Pérez-López F.R. Metabolic syndrome during female midlife: what are the risks? Climacteric. 2019; 1-6. doi:10.1080/13697137.2018.1561666
  20. Palmer B.F., Clegg D.J. The sexual dimorphism of obesity Mol Cell Endocrinol. 2015 Feb 15; 0: 113-119.
  21. Al-Safi Z.A. et al. Obesity and menopause. Best Pract Res Clin Obstet Gynaecol. 2015.
  22. Zhu Z., Liu X., Senthil Kumar S.P., Zhang J., Shi H. Central expression and anorectic effect of brain-derived neurotrophic factor are regulated by circulating estradiol levels. Horm. Behav. 2013; 63: 533-542.
  23. Schreiber D.R., Dautovich N.D. Depressive symptoms and weight in midlife women: the role of stress eating and menopause status. Menopause. 2017 Jul 10. doi: 10.1097/GME.0000000000000897
  24. Xiong Q., Hu X., Xu Y., Zhang X., Pan X., Xiao Y., Ma X., Bao Y., Jia W. Association of visceral fat area with the presence of depressive symptoms in Chinese postmenopausal women with normal glucose tolerance. Menopause. 2017 Jun 19. doi: 10.1097/GME.0000000000000917.
  25. Менделевич В.Д. Расстройства зависимого поведения (к постановке проблемы). Российский психиатрический журнал. 2003; 1: 5-9.
  26. Вахмистров А.В. Клинико-психологический анализ различных форм эмоциогенного пищевого поведения. Альманах клинической медицины. 2001; 4: 127-130.
  27. Каменецкая Е.В., Ребеко Т.А. Телесный образ Я у лиц с нарушением пищевого поведения. Вестник Костромского государственного университета имени Н.А.Некрасова. 2014;4: 58–64.
  28. Klatzkin R.R., Gaffney S., Cyrus K., Bigus E., Brownley K.A. Stress-induced eating in women with binge-eating disorder and obesity. Biol Psychol. 2016 Nov 9. pii: S0301-0511(16)30337-4.
  29. Michopoulos V. Stress-induced alterations in estradiol sensitivity increase risk for obesity in women. Physiol Behav. 2016 Nov 1; 166: 56-64.
  30. Gibson E.L. The psychobiology of comfort eating: implications for neuropharmacological interventions. Behav Pharmacol. 2012 Sep; 23 (5-6): 442-60.
  31. Klatzkin R.R., Gaffney S., Cyrus K., Bigus E., Brownley K.A. Binge eating disorder and obesity: preliminary evidence for distinct cardiovascular and psychological phenotypes. Physiol Behav. 2015 Apr 1; 142: 20-7.
  32. Albanese E. et al. Body mass index in midlife and dementia: Systematic review and meta-regression analysis of 589,649 men and women followed in longitudinal studies Alzheimers Dement (Amst). 2017; 8: 165-178.
  33. Blümel J.E., Fica J., Chedraui P., Mezones-Holguín E., Zuñiga M.C., Witis S., Vallejo M.S., Tserotas K., Sánchez H., Onatra W., Ojeda E., Mostajo D. Monterrosa A., Lima S., Martino M.,Hernández-Bueno J.A., Gómez G., Espinoza M.T., Flores D., Calle A., Bravo L.M., Benítez Z., Bencosme A., Barón G., Aedo S. Collaborative Group for Research of the Climacteric in Latin America. Sedentary lifestyle in middle-aged women is associated with severe menopausal symptoms and obesity. Menopause. 2016 May; 23(5): 488-93.
  34. Blümel J.E., et al Obesity and its relation to depressive symptoms and sedentary lifestyle in middle-aged women. Maturitas. 2015 Jan; 80(1): 100-5.
  35. Ma Y. et al. Relations of depressive symptoms and antidepressant use to body mass index and selected biomarkers for diabetes and cardiovascular disease. Am J Public Health. 2013 Aug; 103(8): e34-43.
  36. Heidelberg D.A. et al. Do diabetes and depressed mood affect associations between obesity and quality of life in postmenopause? Results of the KORA-F3 Augsburg population study. Health Qual Life Outcomes. 2011 Nov 4 (9): 97.
  37. Hasan S.S. et al. Psychological health and menopause-specific quality of life of Malaysian women with type 2 diabetes. Asian J Psychiatr. 2016 Oct; 23: 56-63. doi: 10.1016/j.ajp.2016.07.005. Epub 2016 Jul 16.
  38. Kozakowski J., Gietka-Czernel M., Leszczyńska D., Majos A. Obesity in menopause – our negligence or an unfortunate inevitability? Prz Menopauzalny. 2017 Jun; 16(2): 61-65.
  39. Rossouw J.E., Anderson G.L., Prentice R.L., et al. Risks and benefits of estrogen plus progestin in healthy postmenopausal women: principal results from the Women’s Health Initiative randomized controlled trial. JAMA. 2002; 288: 321-333.
  40. Steinkellner A.R., Denison S.E., Eldridge S.L., et al. A decade of postmenopausal hormone therapy prescribing in the United States: long-term effects of the Women’s Health Initiative. Menopause. 2012; 19 (6): 616-621.
  41. Юренева С.В., Ильина Л.М. Ведение женщины в постменопаузе: на что опираться врачу в клинической практике? Медицинский совет. 2014; 9: 34-39.
  42. Киселев Е.Н., Карелин М.И., Арзуманов А.А. Оценка качества жизни в онкоурологии. Качественная клиническая практика. 2003; 2: 28-32.
  43. Singh B.V., Mehta J.L. Interactions between the Renin-Angiotensin system and Dyslipidemia. Relevance in the therapy of hypertension and coronary heart disease. Arch Intern Med. 2003; 163: 1296-304.
  44. Wada Е., Ohshima S., Fujisawa E. et al. Aldosterone Inhibits Insulin-Induced Glucose Uptake by Degradation of IRS1 and IRS2 via an ROSMediated Pathway in 3T3-L1 Adipocytes. Endocrinology 2009; 150 (4): 1662-9.
  45. Caprio M., Antelmi A. et al. Antiadipogenic effects of the mineralocorticoid receptor antagonist drospirenone: potential implications for the treatment of metabolic syndrome. Endocrinology. 2011 Jan; 152(1): 113-25. doi: 10.1210/en.2010-0674. Epub 2010 Nov 17.
  46. Толстов С.Н., Салов И.А., Ребров А.П. Выраженность абдоминального ожирения и нарушений углеводного обмена у женщин в ранней постменопаузе и возможности коррекции выявленных нарушений. Фарматека. 2017; 3: 54-9.
  47. Paoletti A., Cagnacci A., Di Carlo C., Margherita Orrù M., Neri M., D’Alterio M., Melis G. Clinical effect of hormonal replacement therapy with estradiol associated with noretisterone or drospirenone. A prospective randomized placebo controlled study Gynecol Endocrinol. 2015; 31(5): 384-387.
  48. Wiener CD et al. Serum levels of nerve growth factor (NGF) in patients with major depression disorder and suicide risk. J Affect Disord. 2015 Sep 15; 184: 245-8.
  49. Dinger J.C. et al. European active surveillance study of women taking HRT (EURAS-HRT): study protocol

Поступила 03.09.2019

Принята в печать 16.09.2019

Об авторах / Для корреспонденции

Андреева Елена Николаевна, д.м.н., профессор, заместитель директора Центра – директор Института репродуктивной медицины ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр эндокринологии» Минздрава России. Тел.: +7 (916) 127-02-68. E-mail: endogin@mail.ru. Адрес: 117036, Россия, Москва, ул. Дмитрия Ульянова, д. 11; профессор кафедры репродуктивной медицины и хирургии ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет
им. А.И. Евдокимова» Минздрава России. https://orcid.org/0000-0001-8425-0020, eLibrary SPIN: 1239-2937. Адрес: 127473, Россия, Москва, ул. Делегатская, д. 20, стр. 1.
Шереметьева Екатерина Викторовна, к.м.н., врач-эндокринолог, врач акушер-гинеколог отделения консультативно-диагностического центра ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр эндокринологии» Минздрава России. Тел.: +7 (963) 998-40-22. E-mail: s1981k@yandex.ru. https://orcid.org/0000-0001-7177-0254, eLibrary SPIN: 9413-5136. Адрес: 117036, Россия, Москва, ул. Дмитрия Ульянова, д. 11.

Для цитирования: Андреева Е.Н., Шереметьева Е.В. Психические аспекты и нарушение жирового обмена в климактерии.
Акушерство и гинекология. 2019; 9:165-72.
https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.9.165-172

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь