Психологические особенности больных со стресс-индуцированной артериальной гипертонией: нарушение регуляции эмоций как центральное звено патогенеза

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/cardio.2016.9.40-49

27.09.2016
532

1ГБОУ ВПО Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова Минздрава РФ; 2ГБОУ ВПО Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова Минздрава РФ; 3МГУ им. М.В. Ломоносова, Москва
Цель. Изучение эмоционально-личностных особенностей больных с артериальной гипертонией на рабочем месте (АГрм) и сравнительная оценка эффективности антигипертензивной терапии у данной категории пациентов. Материал и методы. Обследованы 170 больных c гипертонической болезнью II стадии, 1—2-й степени, в возрасте 32—52 лет, в их числе 85 пациентов с наличием и 85 больных с отсутствием АГрм, и 82 здоровых человека, сопоставимых по полу и возрасту. Проводили моделирование ситуации эмоциональной напряженности (процедура оценки уровня притязаний — УП) и модифицированный вариант теста Розенцвейга. Пациенты с АГрм были рандомизированы на 2 группы: больные 1-й группы получали бисопролол, 2-й группы —эпросартан. При недостижении целевого артериального давления (АД) через 2 нед всем больным добавляли индапамид ретард. Исходно и через 16 нед терапии проводили суточное мониторирование АД в рабочий и выходной день. Результаты. При моделировании ситуации эмоциональной напряженности у пациентов с АГрм, по сравнению с больными без АГрм и здоровыми, выявлены (1) выраженный прирост систолического АД — 16,1, 4,1 и 3,0 мм рт.ст., соответственно (p<0,001), (2) доминирование мотивации «избегания неудачи» (заниженный УП в 34,1% случаев, несформированный УП — в 21,2% случаев, у здоровых — в 14,6 и 3,7% случаев cоответственно, p<0,001, у больных без АГрм – в 20 и 11,8% случаев соответственно, p<0,05). Больные с АГрм отличаются от здоровых достоверно (р<0,05) бóльшим количеством выбранных эмоционально значимых ситуаций (9,7 и 7,8, соответственно) и эмоциональных дескрипторов (11 и 7 соответственно). Пациентов с АГрм отличает достоверное (p<0,05) более частое, по сравнению со здоровыми, использование малоэффективных стратегий регуляции эмоций в эмоционально значимых ситуациях: подавление экспрессии эмоций (38,3 и 20,3% соответственно), руминаций и катастрофизации (19 и 11,8% соответственно) и более редкое — высокоэффективных: последовательная актуализация новых смыслов (25,7 и 31,7% соответственно) и стратегия субъект-субъектных интерактивных трансформаций (12,6 и 25,2%, соответственно). Через 16 нед лечения отмечено достоверное (p<0,001) снижение АД в 1-й и 2-й группах. Количество пациентов, достигших целевого уровня АД, через 2, 4 и 6 нед соответственно составило: в группе бисопролола 14, 93 (100%), в группе эпросартана — 0, 52 (100%). В обеих группах обнаружено достоверное (p<0,001) снижение среднего дневного и ночного АД в рабочий и выходной дни. В группе бисопролола выявлено достоверное (p<0,01) большее снижение среднедневного систолического АД в рабочий день по сравнению с группой эпросартана (на 26,2 и 19,3 мм рт.ст. соответственно). Заключение. Пациенты с АГрм в эмоционально значимых ситуациях наиболее часто прибегают к репрессии эмоций, выбирают неэффективные стратегии регуляции эмоций, у них отмечена выраженная реакция АД в ответ на эмоциональную нагрузку. Антигипертензивная терапия, основанная на бисопрололе, высокоэффективна и имеет преимущества перед схемой терапии, основанной на эпросартане.

Эссенциальная артериальная гипертония (АГ) и ее осложнения остаются одной из основных проблем современной кардиологии. В последние годы отмечается устойчивая тенденция к повышению частоты развития АГ у лиц молодого и среднего возраста, особенно у мужчин [1, 2]. Это связывают с широким распространением стресса в жизни современного общества и подверженностью ему наиболее активной трудоспособной части населения. В настоящее время выявляется все больше больных, у которых артериальное давление (АД) на работе оказывается выше, чем в нерабочее время. Такая форма эссенциальной АГ получила название «артериальная гипертония на рабочем месте» (АГрм) [3]. АГрм признана одной из наиболее часто встречающихся форм стресс-индуцированной АГ [4, 5]. По данным зарубежных авторов, распространенность АГрм составляет 15—24% [6, 7]. Необходимость ранней диагностики и лечения, а также профилактики стресс-индуцированной АГ определяет возрождение интереса к психологическим моделям психосоматического синдромогенеза [8, 9]. В последние годы все больше доказательств получает положение о значимости психологических факторов в патогенезе АГ: прежде всего подчеркивается патогенная роль эмоций и, как правило, указывается на неспособность пациентов к их регуляции [9, 10]. Это аргументирует актуальность дальнейшего изучения данного вопроса.

Кроме того, остаются недостаточно изученными вопросы медикаментозного лечения АГрм.

Исходя из изложенного, нами проведено исследование, целью которого были изучение эмоциональных особенностей больных с АГрм и сравнительная оценка эффективности антигипертензивной терапии у пациентов данной категории.

Материал и методы

На базе ГКБ № 70 г. Москвы обследованы 170 нелеченных больных (96 мужчин, 74 женщины) c гипертонической болезнью II стадии, 1—2-й степени в возрасте 32—52 лет (средний возраст 46,7±4,1 года), в их числе 85 пациентов с АГрм (средний возраст 44,7±4,3 года) и 85 без АГрм (средний возраст 47,4±4,5 года). Длительность АГ в среднем составила 7,2±2,6 года и была сопоставима в обеих группах. Контрольную группу составили 82 здоровых человека (45 мужчин, 37 женщин, средний возраст 44,9±3,1 года).

Критерии включения: мужчины и женщины в возрасте от 20 до 55 лет, гипертоническая болезнь II стадии (наличие поражения органов-мишеней), 1—2-й степени по классификации ВНОК (2010) [11], отсутствие регулярного приема антигипертензивных препаратов минимум за 4 нед до скринингового визита (исключением являлся прием короткодействующих антигипертензивных препаратов не чаще 1 раза в неделю), наличие согласия на участие в исследовании. Критерии отказа от включения в исследование: возраст 55 лет и старше, наличие ассоциированных заболеваний, симптоматической АГ, клиническое АД ≥180/110 мм рт.ст., зависимость от алкоголя или наркотических средств, психическое заболевание или недееспособность, регулярный прием антигипертензивных препаратов, наличие противопоказаний к приему β-адреноблокаторов, блокаторов рецепторов к ангиотензину II (БРА) и диуретикам. Критериями исключения из исследования были низкая приверженность к терапии или возникновение побочных эффектов, требующих отмены препарата, появление противопоказаний к дальнейшему использованию препарата, отсутствие достижения целевого АД (менее 140/90 мм рт.ст.) через 6 нед лечения, отказ от участия в исследовании.

Суточное мониторирование АД (СМАД) проводили с использованием комплекса АВРМ-04 в течение 24 ч с 15-минутными интервалами в дневное время и с 30-минутными интервалами в ночные часы дважды — в рабочий и выходной дни. Результаты расценивали как достоверные, если во время автоматической обработки было исключено не более 20% измерений [12].

Наличие АГрм устанавливали до включения в исследование на основании мониторирования АД в рабочий и выходной дни. АГрм диагностировали в случае, если среднесуточное систолическое АД (САД) было >135 мм рт.ст. и/или среднесуточное диастолическое АД (ДАД) > 85 мм рт.ст., средние значения САД в рабочий день превышали средние значения в выходной день на ≥6 мм рт.ст. и средние значения ДАД в рабочий день превышали средние значения ДАД в выходной день на ≥3 мм рт.ст. [13].

При скрининговом визите проводили сбор жалоб, анамнеза, клиническое обследование, обычное измерение АД, СМАД в рабочий день, СМАД в выходной день, оценивали соответствие критериям включения/отказа от включения. При первом визите пациентам выполняли психологическое обследование для оценки эмоциональных особенностей, затем больных с наличием АГрм рандомизировали на 2 группы. В 1-ю группу вошли 43 пациента, которым был назначен β-адреноблокатор бисопролол (конкор) 5 мг 1 раз в сутки утром. Пациентам 2-й группы (42 человека) был назначен БРА эпросартан (теветен) в дозе 600 мг 1 раз в сутки утром. Через 14 дней в отсутствие достижения целевого АД (менее 140/90 мм рт.ст.) пациентам обеих групп добавляли диуретик индапамид ретард (арифон ретард, «Сервье», Франция) 1,5 мг 1 раз в сутки утром. Еще через 2 нед в отсутствие достижения целевого АД пациентам ...

Список литературы

  1. World Health Statistics 2016: Monitoring health for the SDGs. Geneva, World Health Organization 2016;136 p.
  2. Michalos A.C. /Ed./ Encyclopedia of Quality of Life and Well-Being Research. Springer Netherlands, 2014;7347 p.
  3. Stork J., Schrader J., Mann H., Noring R. Einfluss der beruflichen Tatigkeit auf den Blutdruckverlauf uber 24 Stunden. Nieren und Hochdruckkrankheiten 1992;10:466–468.
  4. Karasek R. Demand Control Model: A social, emotional, and physiological approach to stress risk and acrive behaviour development. In: Stellman J.M., ed. Encyclopaedia of occupational health and safety. Geneva: International Labour Office 1998;34.6–34.14.
  5. Light К.С. Environmental and psychosocial stress in hypertension onset and progression. In: Oparil S., Weber M. (Eds.), Hypertension, Philadelphia, Pa: W.B. Saunders, 2000;59–70.
  6. Landsbergis P.A., Travis A., Schnall P.L. High Blood Pressure. Cardiovasc Prev 2013;20(2):69–76.
  7. Wing L.M., Brown M.A., Beilin L.J., Ryan P., Reid C.M.: 'Reverse whitecoat hypertension' in older hypertensives. J Hypertens 2002;20:639–644.
  8. Blumenfield M., Strain J.J. (Eds.). Psychosomatic Medicine. Lippincott Williams and Wilkins, Philadelphia 2006;949 p.
  9. Mann S.J. Psychosomatic Research in Hypertension: The Lack of Impact of Decades of Research and New Directions to Consider. The Journal of Clinical Hypertension 2012;14(10):657–664.
  10. Wise T.N. Psychosomatics: Past, present and future. Psychotherapy and Psychosomatics 2014;83(2):65–69.
  11. Diagnosis and treatment of hypertension. Systemic hypertension 2010;3:5–26. Russian (Диагностика и лечение артериальной гипертензии. Системные гипертензии 2010; 3:5–26).
  12. Kobalava Zh.D., Kotovskaya Yu.V., Khirmanov V.N. Blood pressure in research and clinical practice. Moscow: Reafarm 2004;384 p. Russian (Кобалава Ж.Д., Котовская Ю.В., Хирманов В.Н. Артериальное давление в исследовательской и клинической практике. М.: Реафарм 2004;384 с.).
  13. Kobalava Zh.D., Gudkov K.M. Evolution of stress-induced hypertension and the use of antagonists of angiotensin II receptors. Cardiovascular therapy and prevention 2002;1:4–15. Russian (Кобалава Ж.Д., Гудков К.М. Эволюция представлений о стресс-индуцированной артериальной гипертонии и применение антагонистов рецепторов ангиотензина II. Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2002;1:4–15).
  14. Karsten A. Aspiration level. In: Encyclopedia of Psychology / H.J. Eysenck, W. Arnold, and R. Meili (Eds.). New York: Herder and Herder 1972;1:84–86.
  15. Borozdina L.V. Diagnostics of motivation of achievement of success and avoid failure. A manual for special workshop (authoring of psychodiagnostic scheme). Moscow: Akropol' 2012;81 p. Russian (Бороздина Л.В. Диагностика мотивации достижения успеха и избегания неудачи. Учебное пособие для спецпрактикума (авторская разработка психодиагностической схемы) Москва: Акрополь 2012;81 с.).
  16. Rosenzweig S. The picture-association method and its application in a study of reactions to frustration. J of Personality 1945;14(4):3–23.
  17. Tarabrina N.V. Experimental psychological technique for a study of reactions to frustration: Guidelines. Leningrad: Izdatel'stvo psihonevrologicheskogo instituta im. V.M. Behtereva 1984;21 p. Russian (Тарабрина Н.В. Экспериментально-психологическая методика изучения фрустрационных реакций: Методические рекомендации. Ленинград: Изд-во психоневрологического института им. В.М. Бехтерева 1984;21 с.).
  18. Pervichko E.I. The role of psychological factors in the occurrence of minimal morphofunctional cardiac pathology. Proceedings of the First All-Russian Conference “Psychology Today”. The Yearbook for 1996. Moskva: Izdatel'stvo RPO 1996;16–17. Russian (Первичко Е.И. Роль психологических факторов в возникновении минимальной морфофункциональной патологии сердца. Материалы Первой Всероссийской конференции “Психология сегодня”. Ежегодник за 1996 г. Москва: Изд-во РПО 1996;16–17).
  19. Pervichko E., Zinchenko Y. Rosenzweig Picture-Frustration Test Modification for a Study of Emotion Regulation Strategies Among the Patients with Stress-Induced Hypertension. European Psychiatry 2016;33:S709–S710. DOI 10.1016/j.eurpsy.2016.01.2115
  20. Ostroumova O.D., Pervichko E.I., Guseva T.F., Baryshnikova Z.M. Hypertension in the workplace. Russian medical journal 2006;14(4):213–6. Russian (Остроумова О.Д., Первичко Е.И., Гусева Т.Ф., Барышникова З.М. Гипертония на рабочем месте. Русский медицинский журнал 2006;14(4):213–216).
  21. Chazova I.E., Dmitriev V.V., Tolpyginа S.N. Structural and functional changes of the myocardium in arterial hypertension and their prognostic significance. Ter Archive 2002;9:50–56. Russian (Чазова И.Е., Дмитриев В.В., Толпыгина С.Н. Структурно-функциональные изменения миокарда при артериальной гипертонии и их прогностическое значение. Терапевтический aрхив 2002;9:50–56).
  22. Babu G.R., Jotheeswaran A.T., Mahapatra T., Mahapatra S., Kumar A.Sr., Detels R., Pearce N. Is Hypertension Associated With Job Strain? A Meta-analysis of Observational Studies. Occup Environ Med 2014;71(3):220–227.
  23. Karasek R.A. Job demands, job decision latitude, and mental strain: Implications for job redesign. Admin Sci Q 1979;24:285–307.
  24. Koole S. The psychology of emotion regulation: An integrative review. Cognition & Emotion 2009;23(1):4–41.
  25. Compas B.E., Jaser S.S., Dunbar J.P., Watson K.H., Bettis A.H., Gruhn M.A., Williams E.K. Coping and emotion regulation from childhood to early adulthood: Points of convergence and divergence. Australian J of Psychology 2014;66(2):71–81.
  26. Gross J.J. Emotion Regulation: Current Status and Future Prospects. Psychological Inquiry 2015;26:1–26.
  27. Bratus' B.S. Abnormalities of personality. Moscow: Mysl' 1988;301 p. Russian (Братусь Б.С. Аномалии личности. Москва: Мысль 1988;301 с.).
  28. Sokolova E.T. Self-awareness and self-esteem in individuals with personality abnormalities. Moscow: Izdatel'stvo Moskovskogo universiteta 1989;215 p. Russian (Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. – Москва: Изд-во Моск. ун-та 1989;215 с.).
  29. Zinchenko Yu.P., Pervichko E.I. A clinical psychological study of emotional regulation: a cultural activity approach. Voprosy psihologii 2016;3:41–57. Russian (Зинченко Ю.П., Первичко Е.И. Клинико-психологическое исследование регуляции эмоций: культурно-деятельностный подход. Вопросы психологии 2016;3:41–57).
  30. Thostov A.Sh. Psychology of corporeality. Moscow: Smysl 2002;287 p. Russian (Тхостов А.Ш. Психология телесности. Москва: Смысл 2002;287 с.).
  31. Gross J.J. (Ed.) Handbook of emotion regulation (2nd ed.). New York, NY: Guilford, 2014;668 p.
  32. Butler E.A., Egloff B., Wilhelm F.W., Smith N.C., Erickson E.A., & Gross J.J. The social consequences of expressive suppression. Emotion 2003;3:48–67.
  33. Dan-Glauser E.S. & Gross J.J. The temporal dynamics of two response-focused forms of emotion regulation: Experiential, expressive, and autonomic consequences. Psychophysiology 2011;48:1309–1322.
  34. Garnefski N., Kraaij V., Spinhoven P. Negative life events, cognitive emotion regulation and emotional problems. Personality and Individual Differences 2001;30:1311–1327.
  35. Shevchenko O.P., Prаskurnichij E.A., Makarova S.V., Samartsev A., Lapina E.J. The Influence of treatment with eprosartan on the severity of hypertensive reactions developing in the conduct of psychological testing and trial with physical activity in patients with hypertension and stress-induced reaction. Cardiovascular therapy and prevention 2003;2(5):14–19. Russian (Шевченко О.П., Праскурничий Е.А., Макарова С.В., Самарцев Г.А., Лапина Е.Я. Влияние терапии эпросартаном на выраженность гипертензивной реакции, развивающейся при проведении психологического тестирования и проб с физической нагрузкой у больных артериальной гипертензией и стресс-индуцированной реакцией. Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2003;2(5):14–19).
  36. Prаskurnichij E.A., Shevchenko O.P., Makarovа S.V. Тhe Influence of carvedilol on the severity of the hypertensive reaction that occurs in the stress-testing in patients with arterial hypertension. Cardiovascular therapy and prevention 2004;3(5):10–17. Russian (Праскурничий Е.А., Шевченко О.П., Макарова С.В. Влияние карведилола на выраженность гипертензивной реакции, возникающей в условиях стресс-тестирования у больных артериальной гипертензией. Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2004;3(5):10–17).
  37. Antropova O.N., Osipova I.V., Kuznetsova E.I., Pyrikova N.V., Kurbatova I.I. Comparative effectiveness of prolonged anti-hypertensive monotherapy of arterial hypertension in the workplace. Rational pharmacotherapy in cardiology 2008;4(1):14–18. Russian (Антропова О.Н., Осипова И.В., Кузнецова Е.И., Пырикова Н.В., Курбатова И.И. Сравнительная эффективность длительной гипотензивной монотерапии артериальной гипертонии на рабочем месте. Рациональная фармакотерапия в кардиологии 2008;4(1):14–18).
  38. Mancia G., Fagard R., Narkiewicz K., Redon J., Zanchetti A., Bohm M., Christiaens T., Cifkova R., De Backer G., Dominiczak A., Galderisi M., Grobbee D.E., Jaarsma T., Kirchhof P., Kjeldsen S.E., Laurent S., Manolis A.J., Nilsson P.M., Ruilope L.M., Schmieder R.E., Sirnes P., Sleight P., Viigimaa M., Waeber B., Zannad F. 2013 ESH/ESC Guidelines for the management of arterial hypertension The Task Force for the management of arterial hypertension of the European Society of Hypertension (ESH) and of the European Society of Cardiology (ESC) Journal of Hypertansion 2013;31:1281–1357.
  39. O’Brien E., Parati G., Stergiou G., Asmar R., Beilin L., Bilo G., Clement D., de la Sierra A., de Leeuw P., Dolan E., Fagard R., Graves J., Head G.A., Imai Y., Kario K., Lurbe E., Mallion J.-M., Mancia G., Mengden Th., Myers M., Ogedegbe G., Ohkubo T., Omboni S., Palatini P., Redon J., Ruilope L.M., Shennan A., Staessen J.A., vanMontfrans G., Verdecchia P., Waeber B., Wang J., Zanchetti A., Zhang Y., on behalf of the European Society of Hypertension Working Group on Blood Pressure Monitoring. Guidelines European Society of Hypertension Position Paper on Ambulatory Blood Pressure Monitoring. Journal of Hypertension 2013;31:1731–1768.
  40. Sokolov E.I., Podachin V.P., Belova E.V. Emotional tension and reactions of the cardiovascular system. Moscow: Nauka, 1980;240 p. Russian (Соколов Е.И., Подачин В.П., Белова Е.В. Эмоциональное напряжение и реакции сердечно-сосудистой системы. Москва: Наука 1980;240 с).
  41. Clinical pharmacology. Ed. by V.G. Kukes, edition 4. Moscow: “GEOTAR-Media, 2008;392–395. Russian (Клиническая фармакология. Под ред. В.Г. Кукеса. 4-е изд. Москва: «ГЭОТАР-Медиа» 2008;392–395).
  42. Case D.B., Wallace J.M., Keim H.J. Behandlung der leichten bis mittelschweren essentiellen Hypertonie mit Bisoprolol. Therapiewoche 1988;38:3507.
  43. Nakanishi T. Effect of bisoprolol hemifumarate on the diurnal variation of blood pressure in patients with essential hypertension. Current Ther Res 1992;5:779.
  44. Haasis R., Bethge H. Exercise blood pressure and heart rate reduction 24 and 3 hours after drug intake in hypertensive patients following 4 weeks of treatment with bisoprolol and metoprolol: a randomized multicentre double–blind study (BISOMET). Eur Heart J 1987;8 (Suppl.M):103–113.
  45. Bühler F.R., Berglund G., Anderson O.K., Brunner H.R., Scherrer U., van Brummelen P., Distler A., Philipp T., Fogari R., Mimran A. Double-blind of the cardioselective b-blockers bisoprolol and atenolol in hypertension: the Bisoprolol International Multicenter Study (BIMS). J Cardiovas Pharmacol 1986;8 (Suppl.11):S122–127.
  46. Czuriga I., Riecansky I., Bodnar J., Fulop T., Kruzsicz V., Kristof E., Edes I., For The NEBIS Investigators, NEBIS Investigators Group. Comparison of the new cardioselective beta–blocker nebivolol with bisoprolol in hypertension: the Nebivolol, Bisoprolol Multicenter Study (NEBIS). Cardiovasc Drugs Ther 2003;17(3):257–63.
  47. Gorbunov V.M. the Use of ABPM to assess the effectiveness of antihypertensive therapy. Nizhny Novgorod: DEKOM 2006;48 p. Russian (Горбунов В.М. Использование СМАД для оценки эффективности гипотензивной терапии. Нижний Новгород: ДЕКОМ;2006: 48 c.).
  48. Smirnova M.I., Oganov R.G., Gorbunov V.M., Deev A.D., Andreyeva G.F. Hidden inefficiencies in the therapy of hypertension: frequency and predictors. Cardiovascular therapy and prevention 2011;6:11–17. Russian (Смирнова М.И., Оганов Р.Г., Горбунов В.М., Деев А.Д., Андреева Г.Ф. Скрытая неэффективность лечения артериальной гипертонии: частота и предикторы. Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2011;6:11–17).
  49. Kotovskaya Y., Bagmanova N., Kobalava Zh. High prevalence of masked uncontrolled hypertension in treated inpatients. J Hypertens 2006;25(suppl.2):300.

Об авторах / Для корреспонденции

Остроумова О.Д. - д.м.н., проф. кафедры факультетской терапии и профболезней Московского государственного медико-стоматологического университета им. А.И. Евдокимова; проф. кафедры клинической фармакологии и пропедевтики внутренних болезней Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова.
Первичко Е.И. - канд.психол.наук., доцент кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии
МГУ им. М.В. Ломоносова.
Зинченко Ю.П. - д.психол.н., акад. РАО (Российская академия образования), проф., декан факультета психологии
МГУ им. М.В. Ломоносова, зав. кафедрой методологии психологии, вице-президент РАО.
E-mail: ostroumova.olga@mail.ru

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь