Психопатологические особенности и эндокринно-метаболический профиль пациенток с функциональной гипоталамической аменореей

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.2.105-112

01.03.2019
24

1 ФГБУ Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. В.И. Кулакова Минздрава России; 2 ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П.Сербского» Минздрава России

Цель исследования. Оценить психическое состояние больных с функциональной гипоталамической аменореей и его взаимосвязь с эндокринно-метаболическим профилем.
Материал и методы. Обследовано 104 женщины с ФГА (возраст 25,8±4,2 лет, ИМТ – 20,1±1,9 кг/м2). Проводилось психиатрическое интервью, определялся уровень гормонов и нейромедиаторов плазмы, а также композиционный состава тела.
Результаты. Психические расстройства выявлены у 94% больных ФГА. У 35% из них имелись расстройства приема пищи (РПП), у 25% – тревожные расстройства, у 20% – депрессия (Д), у 13% – расстройства биполярного спектра (РБС). Гиполептинемия выявлена у 80%. При РПП и РБС отмечалось повышение уровня кортизола, а при
Д - снижение уровня серотонина. Содержание жировой ткани варьировало от 11 до 37%. Ее дефицит имелся у 76% больных ФГА, особенно при РПП и РБС.
Заключение. ФГА связана с психическими расстройствами, нарушениями питания, энергетическим дисбалансом и гиполептинемией. Супрессия ГГЯ оси при ФГА очевидно является следствием метаболической адаптации к энергетическому дефициту.

Функциональная гипоталамическая аменорея (ФГА) является распространенной и потенциально обратимой формой нарушений менструального цикла, возникающей за счет подавления гипоталамо-гипофизарно-яичниковой (ГГЯ) оси [1]. Гипоталамическая дизрегуляция репродуктивной системы сопровождается снижением секреции кисспептина, гонадотропин рилизинг гормона (ГнРГ) и уменьшением пульсационной секреции гонадотропинов [2]. Это приводит к нарушению роста фолликулов, снижению секреции эстрогенов, и в конечном итоге, проявляется отсутствием циклических изменений в эндометрии с формированием аменореи. Еще в 1946 г. Reifenstein EC определил ФГА как синдром, в основе которого лежит «явное или скрытое психологическое нарушение», оказывающее негативное влияние на циклическую функцию репродуктивной системы [3]. Это послужило поводом для формирования гипотезы о роли метаболического и психического стресса в развитии ФГА [4, 5] Было показано, что при нервной анорексии ограничение приема пищи, отрицательный энергетический баланс и уменьшение объема жировой ткани сопровождаются снижением уровня лептина, повышением уровня грелина, подавлением ГГЯ оси с формированием ФГА. [6–8]. Психический стресс также может нарушать функционирование ГнРГ-нейронов посредством чрезмерной активации гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы [6, 9, 10]. В 1972г. Russel G предложил классификацию стрессовых триггеров при психогенной аменорее: чрезвычайная опасность (война, голод), утрата (смерть родственника), тяжелые психические расстройства и даже такие переживания, как начало учебы, страх беременности т.д. [11]. Более поздние исследования подтвердили предположение о том, что ФГА часто ассоциируется с событиями, которые субъективно воспринимаются как стрессовые [12]. По данным Berga S. и соавт., женщины с ФГА имеют чрезмерный перфекционизм, озабоченность мнением других людей, низкую самооценку, эмоциональную лабильность и избыточную тревожность. Кроме того, у этих пациенток нередко отмечаются субсиндромальные проявления расстройств приема пищи [13–15]. Несмотря на то, что психический стресс является общепризнанным фактором развития ФГА, имеющиеся литературные данные о психических особенностях женщин, способствующих психосоциальной дезадаптации недостаточно изучены. В связи с этим зачастую пациентки с ФГА не получают необходимую психопрофилактическую помощь и адекватную коррекцию имеющихся нарушений.

Исходя из вышеизложенного, целью исследования явилась оценка психического состояния и психопатологических особенностей пациенток с ФГА и возможной взаимосвязи с эндокринно-метаболическим профилем.

Материал и методы

В данной статье представлены результаты обследования 104 пациенток с ФГА. Диагноз устанавливался на основании клинических данных (отсутствие самостоятельных менструаций более 6 месяцев), результатов гормонального обследования и отсутствия органических нарушений гипоталамо-гипофизарной области по данным магнитно-резонансной томографии.

В исследование были включены женщины в возрасте от 18 до 35 лет (средний возраст – 25,75±4,16 лет). Индекс массы тела (ИМТ) рассчитывался по формуле ИМТ = вес (кг)/рост (м2), варьировал от 16 до 34 кг/м2 и в среднем составил 20,05±1,9 кг/м2.

Для диагностики ФГА и дифференциации с другими эндокринопатиями проводили исследование гормонального (ЛГ, ФСГ, эстрадиол, АМГ, общий тестостерон, глобулин, связывающий половые стероиды, пролактин, ТТГ, свободный Т4, кортизол, лептин) и нейромедиаторного профиля (серотонин, адреналин, норадреналин, дофамин) иммунохемилюминесцентным методом на автоматическом анализаторе Immulite 2000 (Siemens, USА).

«Композиционный состав тела» оценивали с помощью двухфотонной рентгеновской абсорбциометрии по программе «Total Body Tissue Quantification» на денситометре «Prodigy» фирмы «Lunar» (США). Содержание жировой ткани менее 30% расценивали как дефицит.

Все пациентки дали добровольное информированное согласие на проведение клинико-лабораторного и психологического обследования, в рамках которого проводилось собеседование с психиатром в виде полуструктурированного клинического интервью MINI6 («Международное нейропсихиатрическое интервью»), а также сбор ряда дополнительных данных, касающихся анамнеза и личностных характеристик...

Список литературы

  1. Gordon C.M., Ackerman K.E., Berga S.L., Kaplan J.R., Mastorakos G., Misra M. et al. Functional hypothalamic amenorrhea: An Endocrine Society Clinical Practice Guideline. J. Clin. Endocrinol. Metab. 2017; 102(5): 1413-39.
  2. Чернуха Г.Е., Табеева Г.И., Гусев Д.В., Шмаков Р.Г. Кисспептин и репродуктивная система. Доктор.Ру. 2017; 3: 73-8.
  3. Reifenstein E.C. Jr. Psychogenic or hypothalamic amenorrhea. Med. Clin. North Am. 1946; 30: 1103-14.
  4. Prokai D., Berga S.L. Neuroprotection via reduction in stress: altered menstrual patterns as a marker for stress and implications for long-term neurologic health in women. Int. J. Mol. Sci. 2016;17(12). pii: E2147. doi: 10.3390/ijms17122147.
  5. Williams N.I., Berga S.L., Cameron J.L. Synergism between psy- chosocial and metabolic stressors: impact on reproductive func- tion in cynomolgus monkeys. Am. J. Physiol. Endocrinol. Metab. 2007; 293(1): E270-6.
  6. Ackerman K.E., Patel K.T., Guereca G., Pierce L., Herzog D.B., Misra M. Cortisol secretory parameters in young exercisers in relation to LH secretion and bone parameters. Clin. Endocrinol. (Oxford). 2013; 78(1): 114-9.
  7. Ackerman K.E., Slusarz K., Guereca G., Pierce L., Slattery M., Mendes N. et al. Higher ghrelin and lower leptin secretion are associated with lower LH secretion in young amenorrheic athletes compared with eumenorrheic athletes and controls. Am. J. Physiol. Endocrinol. Metab. 2012; 302(7): E800-6.
  8. Scheid J.L., De Souza M.J., Hill B.R., Leidy H.J., Williams N.I. Decreased luteinizing hormone pulse frequency is associated with elevated 24-hour ghrelin after calorie restriction and exercise in premenopausal women. Am. J. Physiol. Endocrinol. Metab. 2013; 304(1): E109-16.
  9. Michopoulos V., Embree M., Reding K., Sanchez M.M., Toufexis D., Votaw J.R. et al. CRH receptor antagonism reverses the effect of social subordination upon central GABAA receptor binding in estradiol- treated ovariectomized female rhesus monkeys. Neuroscience. 2013; 250: 300-8.
  10. Oyola M.G., Handa R.J. Hypothalamic-pituitary-adrenal and hypothalamic-pituitary-gonadal axes: sex differences in regulation of stress responsivity. Stress. 2017; 20(5): 476-94.
  11. Russel G. Premenstrual tension and “psychogenic” amenorrhea: psychophysical interaction. J. Psychosom. Res. 1972; 16: 279-87.
  12. Fioroni L., Fava M., Genazzani A.D., Facchinetti F., Genazzani A.R. Life events impact in patients with secondary amenorrhea. J. Psychosom. Res. 1994; 38(6): 617-22.
  13. Marcus M.D., Loucks T.L., Berga S.L. Psychological correlates of func- tional hypothalamic amenorrhea. Fertil. Steril. 2001; 76(2): 310-6.
  14. Nappi R.E., Facchinetti F. Psychoneuroendocrine correlates of second- ary amenorrhea. Arch. Womens Ment. Health 2003; 6(2): 83-9.
  15. Nappi R.E., Neri I., Veneroni F., Polatti F., Piccinini F., Facchinetti F. Pituitary LH reserve suggests high risk of bulimia in amenorrheic women. Psychoneuroendocrinology. 2001; 26(7): 721-30.
  16. Reynolds-May M.F., Kenna H.A., Marsh W., Stemmle P.G., Wang P., Ketter T.A., Rasgon N.L. Evaluation of reproductive function in women treated for bipolar disorder compared to healthy controls. Bipolar Disord. 2014: 16(1): 37-47.
  17. Kim H.K., Kim H.S., Kim S.J. Association of anxiety, depression, and somatization with menstrual problems among North Korean women defectors in South Korea. Psychiatry Investig. 2017; 14(6): 727-33.
  18. Fava G.A., Trombini G., Grandi S., Bernardi M., Evangelisti L.P., Santarsiero G., Orlandi C. Depression and anxiety associated with secondary amenorrhea. Psychosomatics. 1985; 25(12): 905-8.
  19. Бронфман С.А., Агарков В.А.,Кудаева Л.М., Божко С.А., Лаукарт Е.Б., Цветкова У.Н. Эффективность краткосрочной психодинамической психотерапии в лечении функциональных расстройств менструального цикла у пациенток раннего репродуктивного возраста. Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2012; 5: 65-70.
  20. Bailly N., Maitre I., Van Wymelbeke V. Relationships between nutritional status, depression and pleasure of eating in aging men and women. Arch. Gerontol. Geriatr. 2015; 61(3): 330-6.
  21. Iwasa T., Matsuzaki T., Yano K., Mayila Y., Yanagihara R., Yamamoto Y. et al. Effects of low energy availability on reproductive functions and their underlying neuroendocrine mechanisms. J. Clin. Med. 2018; 7(7). pii: E166.
  22. Trexler E.T., Smith-Ryan A.E., Norton L.E. Metabolic adaptation to weight loss: implications for the athlete. J. Int. Soc. Sports Nutr. 2014; 11(1): 7.
  23. Miller K.K., Parulekar M.S., Schoenfeld E., Anderson E., Hubbard J., Klibanski A., Grinspoon S.K. Decreased leptin levels in normal weight women with hypothalamic amenorrhea: the effects of body composition and nutritional intake. J. Clin. Endocrinol. Metab. 1998; 83(7): 2309-12.
  24. Warren M.P., Voussoughian F., Geer E.B., Hyle E.P., Adberg C.L., Ramos R.H. Functional hypothalamic amenorrhea: hypoleptinemia and disordered eating. J. Clin. Endocrino.l Metab. 1999; 84(3): 873-7.
  25. Москвичева Ю.Б., Гусев Д.В., Табеева Г.И., Чернуха Г.Е. Оценка питания, состава тела и особенности диетологического консультирования пациенток с функциональной гипоталамической аменореей. Вопросы питания. 2018; 87(1): 85-91.
  26. Tomiyama A.J., Schamarek I., Lustig R.H., Kirschbaum C., Puterman E., Havel P.J., Epel E.S. Leptin concentrations in response to acute stress predict subsequent intake of comfort foods. Physiol. Behav. 2012; 107(1): 34-9.
  27. Deuschle M., Blum W.F., Englaro P., Schweiger U., Weber B., Pflaum C.D., Heuser I. Plasma leptin in depressed patients and healthy controls. Horm. Metab. Res. 1996; 28(12): 714-7.

Поступила 14.09.2018

Принята в печать 21.09.2018

Об авторах / Для корреспонденции

Чернуха Галина Евгеньевна, д.м.н., профессор, ФГБУ НМИЦ АГП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России.
Адрес: 117997, Россия, Москва ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (985) 999-60-00. E-mail: c-galina1@yandex.ru ORCID ID 0000-0002-9065-5689
Гусев Дмитрий Вадимович, аспирант, ФГБУ НМИЦ АГП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России.
Адрес: 117997, Россия, Москва ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (985) 683-38-84. E-mail: doctor.dgusev@gmail.com ORCID ID 0000-0001-7661-3389
Табеева Гюзяль Искандеровна, к.м.н., старший научный сотрудник, ФГБУ НМИЦ АГП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России.
Адрес: 117997, Россия, Москва ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (903) 199-72-82. E-mail: doctor.gtab@gmail.com ORCID ID 0000-0002-3833-532X
Бобров Алексей Евгеньевич, д.м.н., профессор, руководитель отделения Московского НИИ психиатрии – филиала ФГБУ «НМИЦ НП им. В.П. Сербского»
Минздрава РФ. Профессор кафедры психиатрии ФДПО, Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н. И. Пирогова.
Адрес: 107076, Россия, Москва, ул. Потешная д. 3. Телефон: 8 (495) 963-76-84.E-mail: bobrov2004@yandex.ru
Researcher ID С-6863-2013 ORCID ID 0000-0001-6881568
Никитина Таисия Евгеньевна, к.м.н., научный сотрудник, Московский НИИ психиатрии – филиал ФГБУ «НМИЦ НП им. В.П.Сербского» Минздрава РФ.
Адрес: 107076, Россия, Москва, ул. Потешная д. 3. Телефон: 8 (495) 963-76-84. E-mail: doctorip@mail.ru Researcher ID Y-6711-2018
Агамамедова Ирина Николаевна, к.м.н., врач-психотерапевт, Московский НИИ психиатрии – филиал ФГБУ «НМИЦ НП им. В.П.Сербского» Минздрава РФ.
Адрес: 107076, Россия, Москва, ул. Потешная д. 3. Телефон: 8 (495) 963-76-84. E-mail: agama6@yandex.ru Researcher ID Y-6717-2018

Для цитирования: Чернуха Г.Е., Бобров А.Е., Гусев Д.В., Табеева Г.И., Никитина Т.Е., Агамамедова И.Н. Психопатологические особенности и эндокринно-метаболический профиль пациенток с функциональной гипоталамической аменореей. Акушерство и гинекология. 2019; 2: 105-12.
https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.2.105-112

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь