Пути снижения риска развития ишемической болезни сердца на фоне метаболического синдрома

18.07.2017
1253

1Кафедра госпитальной терапии №1 ФГБОУ ВО Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова Минздрава России; 2Кафедра медико-социальной экспертизы, неотложной и поликлинической терапии Института профессионального образования ФГАОУ ВО Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова им. И.М. Сеченова Минздрава России

Метаболический синдром — комплекс патогенетически взаимосвязанных сердечно-сосудистых, цереброваскулярных и метаболических нарушений, включающих нарушение толерантности к глюкозе (НТГ), атерогенную дислипидемию (повышение уровней триглициридов — ТГ, холестерина липопротеидов низкой плотности — ХС ЛНП, снижение концентрации холестерина липопротеидов высокой плотности — ХС ЛВП), артериальную гипертензию (АГ), сочетающихся с абдоминальным ожирением, при которых инсулинорезистентность (ИР) является ведущим и связующим звеном всех патофизиологических процессов. Помимо поражения сердечно-сосудистой системы при метаболическом синдроме (МС) имеются нарушения пуринового обмена, поликистоз яичников, стеатоз, неалкогольная жировая болезнь печени, синдром апноэ во сне.

Непосредственное изучение МС началось в XX веке. Первые сообщения о компонентах МС относятся к 1922 г., когда Г.Ф. Ланг обратил внимание на наличие связи АГ с ожирением, нарушением углеводного обмена и гиперурикемией. Около 100 лет назад J. Moranon (1922) и S. Major (1929) выявили четкую связь между АГ и НТГ, назвав АГ преддиабетическим состоянием.

Понятие «метаболический синдром» имеет свое оригинальное происхождение с 1923 г., когда шведский врач Kylin описал синдром, включающий АГ, гиперлипидемию и гиперурикемию, а в 1926 г. А.Л. Мясников и Д.М. Гротель отметили частое сочетание АГ с ожирением, гиперхолестеринемией и гиперурикемией. Уже в 1940 г. J. Vague пишет о связи нарушения обмена жиров и абдоминального типа ожирения с сахарным диабетом (СД), а в 1947 г. описал два типа отложения жира — андроидный (мужской — «яблоковидный») и гиноидный (женский — «грушевидный»), обратив внимание на то, что андроидное ожирение чаще, сочетается с СД, ишемической болезнью сердца (ИБС) и подагрой.

Проведя анализ данных многочисленных исследований, M.G. Reaven в 1989 г. представил гипотетическую схему участия ИР и гиперинсулинемии в патогенезе АГ, СД 2-го типа и ИБС, предложил термин «синдром X» или МС. Он впервые объединил ожирение, АГ, изменения липидного состава крови, нарушение переносимости глюкозы и ИБС в единый причинно-связанный «синдром Х» [1].

Одновременно в 1989 г. N.M. Kaplan особо выделил ожирение в области живота, которое сочеталось с увеличением риска развития остальных проявлений МС. Этот тип ожирения наиболее часто встречается у мужчин и обычно возникает из-за избыточного поступления калорий при нарушении уровня мужских половых гормонов. Такое сочетание признаков им было названо «смертельным квартетом», который включал абдоминальное ожирение, СД 2-го типа, АГ, гипертриглицеридемию, связанных с гиперинсулинемией [2].

Таким образом, кластер факторов риска развития сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ), тесно ассоциирующихся с ИР, «компенсаторной» гиперинсулинемией, АГ, СД 2-го типа, атерогенной дислипидемией, абдоминально-висцеральным ожирением, позволил предположить существование единого патофизиологического комплекса, который получил название «метаболический синдром», или «синдром инсулинорезистентности».

В настоящее время термин «метаболический синдром» остается наиболее удачным для описания всего комплекса метаболических нарушений, имеющихся при данной патологии. Актуальность проблемы МС не вызывает сомнений, что подтверждает огромное количество публикаций по данной проблеме в медицинской и научной литературе.

В то же время все большую актуальность приобретает подход к рассмотрению МС не столько как нозологической единицы или даже синдрома, но как эпидемиологического инструмента для взвешивания риска развития ССЗ [19]. Признаки МС в настоящее время в экономически развитых странах встречаются у 10—25% населения. Наличие признаков МС в 2—4 раза увеличивает частоту внезапной смерти и развития ССЗ, а риск формирования СД 2-го типа повышается в 5—9 раз [3].

Предполагается, что в странах Северной Америки распространенность МС составляет 25—35%. Так, по данным L.C.  Pearce, в США у 1 из 4 человек среднего возраста диагностируется МС, который имеется у почти 15 млн больных СД 2-го типа. В возрасте старше 60 лет доля лиц с МС составляет 42—43,5%. Распростраренность МС у лиц с нормальной, избыточной массой тела и ожирением в популяции американского населения составляет 4,6, 22,4 и 59,6% соответственно [4]. Для оценки распространенности МС среди взрослого населения США в соответствии с диагностическими критериями, сформулированными экспертами по Образовательной программе США по холестерину, были проанализированы данные NHANES III за 1988—1994 гг. Распространенность МС составила 23% среди 363 000 000 человек: в 84% случаев имелось абдоминальное ожирение, в 76% — повышенное артериальное давление (АД), в 75% — сниженный уровень ХС ЛВП, в 74% — гипертриглицеридемия, в 41% — гипергликемия (из них в 21% случаев — СД 2-го типа) [5].

В многоцентровом популяционном исследовании распространенности МС в зависимости от возраста и пола (в соответствии с критериями Международной федерации диабета, 2005), которое было проведено в 7 европейских странах, были получены следующие результаты: среди лиц с МС 91% мужчин и 90% женщин имели АГ, гипергликемию натощак (>5,6 ммоль/л) или СД 2-го типа у 73 и 64% соответственно, повышение уровня ТГ и/или снижение уровня ХС ЛВП — у 77% [6]. В России АГ (по данным Р.Г. Оганова и соавт.) в 90% случаев сочетается с различными компонентами МС [7].

Ранее считалось, что МС — это удел лиц преимущественно среднего и пожилого возраста. Однако ряд исследований указывают, что за прошедшие два десятилетия распространенность МС демонстрирует устойчивый рост среди подростков и молодежи: частота развития МС среди подростков за период с 1944 по 2000 г. возросла с 4,2 до 6,4%, а избыточная масса тела среди у детского населения в экономически развитых странах к 2000 г. зарегистр...

Список литературы

  1. Deroza G., Ragonezi P.D., Mugellini A. et al. Effect of telmisartan and eprosartan on glucose metabolism and lipid profile in patients with insulin-independent diabetes mellitus and arterial hypertension. Treatment of arterial hypertension and metabolic disorders: new data. М.: Practice 2005:36–41. Russian (Дероза Г., Рагонези П.Д., Муджеллини А. и др. Влияние телмисартана и эпросартана на обмен глюкозы и липидный профиль у больных инсулинонезависимым сахарным диабетом и артериальной гипертонией. Лечение артериальной гипертонии и метаболических нарушений: новые данные. М.: Практика 2005:36–41).
  2. Gorodetsky О.B. Talibov V.V. Magnesium preparations in medical practice. Small encyclopedia of magnesium. М.: Medical practice 2003;44p. Russian (Городецкий О.Б. Талибов В.В. Препараты магния в медицинской практике. Малая энциклопедия магния. М.: Медпрактика 2003;44с).
  3. Oganov R.G., Maslennikova G.Ya. Preventing cardiovascular diseases is a real way to improve the demographic situation in Russia. Cardiologiia 2007;1:4–7. Russian (Оганов Р.Г., Масленникова Г.Я. Профилактика сердечно-сосудистых заболеваний — реальный путь улучшения демографической ситуации в России. Кардиология 2007;1:4–7).
  4. Curtis J., Wilson C. Preventing type 2 diabetes mellitus. J Am Board Fam Pract 2005;18(1):37–43.
  5. Diabetes Prevention Program (DPP). http://diabetes.niddk.nih.gov/dm/pubs/preventionprogram/.
  6. Ginsberg H.N. Nonpharmacologic management of low levels of high-density lipoprotein cholesterol. Am J Cardiol 2000; Suppl. 86:41–45.
  7. Global Guideline for type 2 diabetes. International Diabetes Federation. Brussel, Belgium. 2005.
  8. Hanefeld M., Kohler C. The metabolic syndrome and its epidemiologic dimensions in historical perspective. Z Arztl Fortbild Qualitats. 2004; 41:715–722.
  9. Kaplan N.M. The deadly quartet: upper-body obesity, glucose intolerance, hypertriglyceridemia and hypertension. Arch Intern Med 1989;149:1514–1520.
  10. Knop F.K., Vilsboll T., Højberg P.V. et al. Reduced Incretin Effect in Type 2 Diabetes. Cause or Consequence of the Diabetic State? Diabetes 2007;56:1951–1959.
  11. Lakka H.M., Laaksonen D.E., Lakka T.A. The metabolic syndrome and total cardiovascular disease mortality in middle-aged men. JAMA 2002;288:2709–2716.
  12. Reaven G.M. Role of insulin resistance in human disease. Diabetes 1988;37(12):1595–1600.
  13. Road maps to achieve glycemic control in Type 2 Diabetes mellitus. ACE\AACE Diabetes Road Map Task Force. Endocrine 2007;13:260–264.
  14. Seelig M.S. Metabolic Sindrom-X. A complex of common diseases — diabetes, hypertension, heart disease, dyslipidemia and obesity — marked by insulin resistance and low magnesium/high calcium. Mineral Res Intern Tech Prod Infor 2003;1–11.
  15. Stern S.E., Williams K., Ferrannini E. Identification of individuals with insulin resistance using routine clinical measurements. Diabetes 2005;54:333–339.
  16. Turkoglu C., Duman B.S., Gunay D., et al. Effect of abdominal obesity on insulin resistance and the components of the metabolic syndrome: evidence supporting obesity as the central feature. Obes Surg 2003;13(5):699–705.
  17. Viberti G., Kahn S.E., Greene D.A. et al. A diabetes outcome progression trial (ADOPT). N international multicenter study of the comparative efficacy of rosiglitazone, gliburide. And metformin in recently diagnosed type 2 diabetes. Diabetes Care 2002;25:1737–1743.
  18. Virtanen J.K., Voutilainen S., Happonen P. et al. Serum homocysteine, folate and risk of stroke: Kuopio Ischaemic Heart Disease Risk Factor (KIHD) Study. Eur J Cardiovasc Prev Rehabil 2005;12(4):369–375.
  19. Tune J.D. et al. Translational Research 2017;183:57–70.
  20. Martha Rodriguez-Moran et al. Oral Magnesium Supplementation Improves the Metabolic Profile of Metabolically Obese, Normal-weight Individuals: A Randomized Double-blind Placebo-controlled Trial Arch Med Res 2014;45(5):388–393.
  21. Moshfegh Alanna et al. What we eat in America, NHANES 2005–2006:Usual Nutrient Intakes from Food and Water Compared to 1997 Dietary Reference Intakes for Vitamin D, Calcium, Phosphorus and Magnesium, US Department of Agriculture, Agricultural Research Service. https://www.ars.usda.gov/ARSUserFiles/80400530/pdf/0506/usual_nutrient_intake_vitD_ca_phos_mg_2005-06.pdf

Об авторах / Для корреспонденции

ФГБОУ ВО МГМСУ им. А.И. Евдокимова Минздрава России, Москва
Акатова Е.В. – д.м.н., проф. кафедры госпитальной терапии №1.
Институт профессионального образования ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России, Москва
Мельник М.В. – д.м.н., проф. кафедры медико-социальной экспертизы, неотложной и поликлинической терапии.

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь