Роль совмещенной МРТ-УЗИ прицельной биопсии предстательной железы в диагностике рака предстательной железы

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/urology.2019.1.73-77

10.04.2019
42

ФГБОУ ВО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. академика И. П. Павлова» МЗ РФ, Санкт-Петербург, Россия
Цель исследования: сравнить результаты выполнения совмещенной МРТ-УЗИ прицельной биопсии (МРТ-УЗПБ) со стандартной 12-точечной биопсией (ТБ) предстательной железы и исследовать взаимосвязь между результатами биопсии и данными пребиопсийной мультипараметрической МРТ предстательной железы. Материалы и методы. В исследование включены 380 мужчин в возрасте от 45 до 80 лет с уровнем общего ПСА от 4 до 10 нг/мл и отрицательным результатом пальцевого ректального исследования. Всем мужчинам выполнена пребиопсийная мультипараметрическая МРТ предстательной железы. Изменения, выявленные на МРТ, оценены с учетом PI-RADS Version-2 критерия. Всем мужчинам (n=247) с PI-RADS 2 и более выполнена МРТ-УЗПБ (4 прицельных столбика) и точечная биопсия предстательной железы из 12 стандартных точек. Результаты. Статистически значимых различий в выявляемости всех видов рака предстательной железы (РПЖ) у всех пациентов при использовании МРТ-УЗПБ или ТБ получено не было (p=0,731). При этом с помощью МРТ-УЗПБ обнаружено достоверно меньше РПЖ (Глисон 6; p<0,001) и достоверно больше РПЖ (Глисон ≥7; p<0,001) по сравнению с ТБ. Кроме того, МРТ-УЗПБ по сравнению с ТБ позволила достоверно чаще выявлять наиболее злокачественную форму РПЖ (Глисон ≥4 +3; p=0,025). Заключение. МРТ-УЗПБ позволяет обнаруживать больше случаев РПЖ (Глисон ≥7) по сравнению с ТБ, имея ограничения в выявлении РПЖ (Глисон 6).

Введение. Рак предстательной железы (РПЖ) – одна из наиболее актуальных проблем современной онкологии. Согласно данным статистики, в последние годы наблюдается значительный рост заболеваемости РПЖ: каждый год число пациентов в мире, у которых впервые диагностируют РПЖ, увеличивается на 3% [1, 2]. В ряде стран Западной Европы и США РПЖ занимает первое место в структуре онкологической заболеваемости у мужчин. В мире ежегодно регистрируется более 600 тыс. новых случаев РПЖ.

В США выявляется более 230 тыс. больных РПЖ в год, при этом у 29 тыс. мужчин в год РПЖ служит непосредственной причиной смерти [1]. Согласно данным академика В. И. Чиссова, прирост заболеваемости РПЖ в Российской Федерации за 2000–2010 гг. составил 155%. При постадийном распределении доля пациентов с локализованными формами (I–II стадии) в структуре выявляемого РПЖ не превышает 45%, доля пациентов с метастатической формой (IV стадия) составляет 18,5% [3]. При этом 5-летняя выживаемость для I–II стадий составляет 100%, тогда как для РПЖ с отдаленными метастазами – только 34% [3].

Скрининг РПЖ в настоящее время основан преимущественно на результатах пальцевого ректального исследования (ПРИ), данных трансректального ультразвукового сканирования (ТРУЗИ), исследования уровня общего ПСА (оПСА) и соотношении свободного ПСА к общему (%свПСА). Положительные результаты ПРИ и ТРУЗИ в большинстве случаев указывают на местнораспространенную форму РПЖ и практически не помогают в выявлении локализованных форм РПЖ [4]. При этом положительная предсказательная ценность показателей оПСА и %свПСА в качестве скрининговых остается довольно низкой, особенно для мужчин с уровнем оПСА 4–10 нг/мл; обладая низкой специфичностью, его положительная предсказательная ценность в данных условиях составляет около 25% [5, 6]. Также следует отметить, что определение только уровня оПСА и %свПСА малоинформативно в плане оценки степени агрессивности РПЖ [7, 8].

Единственным методом диагностики РПЖ на сегодняшний день остается стандартная 12-точечная биопсия (ТБ) предстательной железы. Однако несовершенство скрининга приводит к массе ложноположительных результатов и, соответственно, становится причиной высокой частоты выполнения необязательных биопсий предстательной железы. По данным, полученным в ходе многоцентрового европейского рандомизированного исследования, число необязательных биопсий предстательной железы у мужчин с уровнем оПСА 4–10 нг/мл может достигать 75% [9].

В связи с этим проблема поиска более чувствительного и специфичного метода скрининга, определения более четких показаний к биопсии предстательной железы, а также совершенствования методики выполнения данной процедуры, что позволит значительно улучшать раннюю диагностику РПЖ и с большей определенностью выявлять пациентов с агрессивными формами РПЖ, остается весьма актуальной.

Наиболее перспективным, на наш взгляд, направлением, позволяющим найти решение данной проблемы, можно считать внедрение в рутинную практику пребиопсийной МРТ с определением PI-RADS Version 2-го критерия с последующим выполнением совмещенной МРТ-УЗИ прицельной биопсии (magnetic resonance imaging (MRI)-ultrasound fusion–targeted prostate biopsy) (МРТ-УЗПБ) предстательной железы [10, 11].

Цель исследования: сравнить результаты выполнения совмещенной МРТ-УЗИ прицельной биопсии со стандартной 12-точечной биопсией предстательной железы и исследовать взаимосвязь между результатами биопсии и данными пребиопсийной МРТ предстательной железы.

Материалы и методы. Исследование выполнено в соответствии с требованиями Хельсинкской декларации Всемирной медицинской ассоциации (2013). В исследование включены 380 мужчин в возрасте от 45 до 80 лет с уровнем оПСА от 4 до 10 нг/мл (по калибровке Hybritech) и отрицательным результатом ПРИ. Критериями исключения были наличие острого или обострение хронического простатита, инфекционно-воспалительных заболеваний мочевых...

Список литературы

1. Siegel R., Naishadman D., Jemal A. Cancer statistics, 2013. CA Cancer J Clin. 2013;63(1):11–30. Doi 10.3322/caac.21166.

2. Al'-Shukri C.H., Borovec S.Ju. Rak predstatel'noj zhelezy: nekotorye aspekty jepidemiologii, jetiologii i kancerogeneza (obzor literatury). Urologicheskie vedomosti. 2012;2(1):23–25. Russian (Аль-Шукри C.Х., Боровец С.Ю. Рак предстательной железы: некоторые аспекты эпидемиологии, этиологии и канцерогенеза (обзор литературы). Урологические ведомости. 2012;2(1):23–25).

3. Chissov V.I., Rusakov I.G. Zabolevaemost' rakom predstatel'noj zhelezy v Rossijskoj Federacii. Jeksperimental'naja i klinicheskaja urologija. 2011;2–3:6–7. Russian (Чиссов В. И., Русаков И. Г. Заболеваемость раком предстательной железы в Российской Федерации. Экспериментальная и клиническая урология. 2011; 2–3: 6–7).

4. Al'-Shukri S.H., Borovec S.Ju., Rybalov M.A. Oshibki diagnostiki i stadirovanija raka predstatel'noj zhelezy. Urologicheskie vedomosti. 2013;3(1):23–27. Russian (Аль-Шукри С.Х., Боровец С.Ю., Рыбалов М.А.Ошибки диагностики и стадирования рака предстательной железы. Урологические ведомости. 2013;3(1):23–27).

5. Hodges K.B., Bachert E., Cheng L. Prostate Cancer Biomarkers: Current Status. Crit Rev Oncog. 2017;22(5–6):253–269. Doi: 10.1615/CritRevOncog.2017020500.

6. Ponkratov S.V., Hejfec V.H., Kagan O.F. Diagnosticheskaja cennost' prostatspecificheskogo antigena s uchetom vozrasta pacientov. Urologicheskie vedomosti. 2016;6(3):30–39. Russian (Понкратов С.В.,Хейфец В.Х., Каган О.Ф. Диагностическая ценность простатспецифического антигена с учетом возраста пациентов. Урологические ведомости. 2016;6(3):30–39). Doi: 10.17816/uroved6330-39.

7. Schroder F.H., Hugosson J., Roobol M.J. et al. Screening and prostate cancer mortality: results of the European Randomised Study of Screening for Prostate Cancer (ERSPC) at 13 years of follow-up. Lancet. 2014;384(9959):2027–2035. Doi: 10.1016/S0140-6736(14)60525-0.

8. Bladou F., Fogaing C., Levental M. et al. Transrectal ultrasound-guided biopsy for prostate cancer detection: Systematic and/or magnetic-resonance imaging-targeted. Can Urol Assoc J. 2017;11(9):E330-E337. Doi: 10.5489/cuaj.4308.

9. Pepe P., Garufi A., Priolo G., Pennisi M. Can 3-Tesla pelvic phased-array multiparametric MRI avoid unnecessary repeat prostate biopsy in patients with PSA < 10 ng/mL? Clin Genitourin Cancer. 2015;13(1):27–30. Doi: 10.1016/j.clgc.2014.06.013.

10. Scheltema M.J., Tay K.J., Postema A.W. et al. Utilization of multiparametric prostate magnetic resonance imaging in clinical practice and focal therapy: report from a Delphi consensus project. World J Urol. 2017;35(5):695–701. Doi: 10.1007/s00345-016-1932-1.

11. Wysock J.S., Rosenkrantz A.B., Huang W.C. et al. A prospective, blinded comparison of magnetic resonance (MR) imaging-ultrasound fusion and visual estimation in the performance of MR-targeted prostate biopsy: the PROFUS trial. Eur Urol. 2013;66:343–351. Doi: 10.1016/j.eururo.2013.10.048.

Об авторах / Для корреспонденции

А в т о р д л я с в я з и: А. А. Яковенко – ФГБОУ ВО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. академика И. П. Павлова» МЗ РФ, Санкт-Петербург, Россия; e-mail: leptin-rulit@mail.ru

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь