Розувастатин как основа первичной и вторичной профилактики сердечно-сосудистых заболеваний и их осложнений

30.08.2019
40

ФГБОУ ВО «Ставропольский государственный медицинский университет» Минздрава России

В статье представлен аналитический обзор российских и зарубежных исследований применения розувастатина для снижения сердечно-сосудистой заболеваемости и смертности, обусловленной атеросклерозом. Показана высокая эффективность этого лекарственного средства в достижении целевых значений общего холестерина, липопротеидов низкой плотности и триглицеридов как у пациентов очень высокого и высокого риска, так и при умеренном сердечно-сосудистом риске. При этом розувастатин может успешно применяться при наличии сопутствующей патологии, включая сахарный диабет, хроническую болезнь почек и хроническую сердечную недостаточность. Многочисленные положительные клинические эффекты розувастатина не ограничиваются его гиполипидемическим действием. Доказано, что он способен уменьшать объем атеросклеротической бляшки, обладает дезагрегантным действием, нормализует функцию эндотелия, снижает уровень провоспалительных цитокинов и С-реактивного белка, тем самым проявляя дополнительный антиишемический и противовоспалительный эффекты. Розувастатин обладает благоприятным профилем безопасности, а возможность достижения гиполипидемического эффекта при назначении меньших доз препарата позволяет свести к минимуму риск его побочных реакций. Применение розувастатина способствует не только увеличению клинической эффективности, но и снижению стоимости лечения.

Сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ), без сомнения, остаются важной проблемой современной медицины, занимая первое место в структуре смертности и инвалидности взрослого населения развитых стран. Каждый год болезни системы кровообращения становятся причиной 18 млн смертей в мире и схожего количества нефатальных сердечно-сосудистых событий [1]. Это особенно актуально для России. Так, по данным Росстата, в 2017 г. ССЗ и их осложнения унесли более 860 000 жизней, что составило 47,5% от общего числа умерших [2].

В основе такой «сверхсмертности» населения лежит большая распространенность атеросклероза. По данным исследований, проведенных Государственным научно-исследовательским центром профилактической медицины в 2005–2009 гг., в России повышение концентрации общего холестерина (ОХС) более 5 ммоль/л наблюдается у 65,2% мужчин и 62,1% женщин старше 30 лет, а среди населения 55–64 лет этот показатель достигает 75,7 и 82,4% соответственно [3, 4]. Ранее, по результатам Фремингемского исследования, которое продолжалось более 30 лет и охватило приблизительно 36 000 пациентов, было выявлено, что риск ишемической болезни сердца (ИБС) прогрессивно увеличивается при уровне ОХС более 4,65 ммоль/л [5].

При появлении дислипидемии вероятность развития сердечно-сосудистых осложнений (ССО) увеличивается в 1,6 раза, а если дислипидемия имеет место у пациента с ССЗ, то вероятность развития ССО возрастает до 6 раз [6, 7]. Повышенный уровень холестерина липопротеидов низкой плотности (ЛПНП) добавляет примерно 1/2 популяционного риска инфаркта миокарда [8] и 1/4 популяционного риска ишемического инсульта [9]. В многочисленных исследованиях, в том числе с использованием технологий внутрисосудистого ультразвука (ASTEROID), мониторинга толщины комплекса интима-медиа (METEOR), а также магнитно-ядерного резонанса бляшек в сонных артериях (ORION), доказано уменьшение толщины комплекса интима-медиа, объема атером и бляшек на фоне снижения среднего уровня ЛПНП до 1,6 ммоль/л [10, 11, 12, 13].

Современные подходы к медикаментозной профилактике и лечению атеросклероза включают использование статинов (ингибиторов ГМГ-КоА-редуктазы). Эффективность этого класса препаратов не вызывает сомнений и подтверждена многими рандомизированными клиническими исследованиями (4S, HPS, AFCAPS/TexCAPS, WOSCOPS, CARE, LIPID, MIRACL, AVERT). Гиполипидемическая терапия статинами приводит к снижению сердечно-сосудистой смертности на 25–40% и уменьшает риск развития ишемических событий на 26–36% [14, 15].

Наибольший интерес представляют синтетические ингибиторы ГМГ-КоА-редуктазы (ГМГ-КоА-редуктаза – основной фермент в процессах синтеза ОХС гепатоцитами), к которым относится розувастатин. Его молекулы более гидрофильны, чем молекулы большинства других статинов, высокоселективны к мембранам гепатоцитов и оказывают выраженное ингибирующее влияние на синтез ХС ЛПНП и ХС липопротеидов очень низкой плотности [16], что позволяет достичь гиполипидемического эффекта при назначении меньших доз препарата [17]. Установлено, что в дозе 10 мг/сут розувастатин снижает уровень ХС ЛПНП на 47–52% от исходного, а при назначении максимальной разрешенной дозировки (40 мг/сут) – на 63% [18].

Следует заметить, что, несмотря на солидную доказательную базу, терапевтический потенциал статинов до сих полностью не используется [16]. По данным исследования EUROASPIRE, частота назначения статинов в Европе достигает 88,8%, однако достижение целевых уровней ХС ЛПНП остается на уровне 40% [19, 20]; при этом в России статины назначают почти в 10 раз реже, чем за рубежом [18].

С учетом приведенных данных обобщение результатов клинических исследований, посвященных изучению эффективности розувастатина в первичной и вторичной профилактике ССЗ и их осложнений, является актуальной задачей.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ РОЗУВАСТАТИНА В ПЕРВИЧНОЙ ПРОФИЛАКТИКЕ СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

Достижение целевых липидных значений служит тем индикатором, по которому оценивается эффективность проводимых профилактических мероприятий в отношении ССЗ. При назначении статинов обычно используют систему оценки сердечно-сосудистого риска на основании шкалы SCORE (Systematic COronary Risk Evaluation) [21]. В соответствии с последними рекомендациями по диагностике и лечению дислипидемий Европейского общества кардиологов (ЕОК) и Европейского общества атеросклероза (ЕОА), если у пациента нет ССЗ, то при решении вопроса о назначении статинов следует ориентироваться на четыре категории середечно-сосудистого риска (табл. 1) [22, 23].

Следует особо отметить, что шкала SCORE предназначена для оценки риска смерти от ССЗ у практически здоровых людей. Пациенты, имеющие в анамнезе острый коронарный синдром (ОКС) или инсульт, автоматически относятся к категории очень высокого риска [22].

У пациентов с очень высоким риском целевое значение ЛПНП должно составлять <1,8 ммоль/л, или же уровень ЛПНП должен быть снижен как минимум на 50% от исходного, если исходные его значения составляли от 1,8 до 3,5 ммоль/л. У пациентов с высоким риском целевое значение ЛПНП должно составлять <2,6 ммоль/л, или уровень ЛПНП должен быть снижен как минимум на 50% от исходного, если исходные значения составляли от 2,6 до 5,2 ммоль/л. У пациентов с низким или умеренным риском целевое значение ЛПНП должно составлять <3,0 ммоль/л [23]. При этом в российских рекомендациях 2017 г. по диагностике и коррекции нарушений липидного обмена оптимальным уровнем ЛПНП для пациентов очень высокого риска считается еще более низкое значение: ≤1,5 ммоль/л [24].

В связи с тем что у пациентов с очень высоким и высоким риском требуется достижение довольно низкого уровня ЛПНП, особое значение в гиполипидемической терапии приобрели два представителя класса статинов – аторвастатин и розувастатин. При этом именно розувастатин рассматривается как наиболее эффективный и безопасный препарат для профилактики ССЗ и сердечно-сосудистой смертности [25, 26]. Основанием для такого утверждения являются результаты более 10 контролируемых исследований, выполненных в рамках единой программы GALAXY с участием более 170 000 пациентов [27].

В исследовании STELLAR продемонстрировано, что розувастатин в дозе 10–20 мг/сут проявлял более выраженный эффект в отношении ЛПНП и триглицеридов (ТГ) по сравнению с правастатином (10–40 мг), симвастатином (10–80 мг) и аторвастатином (10–80 мг) [28]. При этом применение розувастатина привело не только к увеличению клинической эффективности, но и к снижению стоимости лечения.

В исследованиях MERCURY I и II (Measuring Effective Reductions in Cholesterol Using Rosuvastatin therapy) розувастатин показал себя как наиболее эффективный из существующих статинов, который не только значительно снижает уровень ЛПНП, но и повышает концентрацию липопротеидов высокой плотности (ЛПВП) [29].

Несколько исследований было посвящено изучению эффективности розувастатина у лиц с нарушенным углеводным обменом. Так, в исследовании URANUS сравнивалось влияние аторвастатина в дозе 10–80 мг/сут и розувастатина в дозе 10–40 мг/ сут на липидный профиль у больных сахарным диабетом (СД) 2 типа. За 16 нед терапии уровень ЛПНП в группе аторвастатина снизился на 45,5%, а в группе розувастатина – на 52,3% (p <0,0001). При этом наблюдалась хорошая переносимость розувастатина во всех дозировках [30].

В 12-недельном рандомизированном плацебо-контролируемом исследовании COMETS сопоставлялись эффекты розувастатина, аторвастатина (для обоих препаратов начальная доза составляла 10 мг с последующей титрацией до 20 мг через 6 нед) и плацебо у пациентов с метаболическим синдромом, повышенным уровнем ЛПНП и 10-летним риском сердечно-сосудистых событий >10%. Было установлено, что в группе розувастатина уровни ОХС и ЛПНП через 6 и 12 нед были достоверно ниже, чем в группе аторвастатина [6].

В исследование ANDROMEDA продолжительностью 16 нед были включены 494 пациента старше 18 лет с СД 2 типа и содержанием ТГ >5,32 ммоль/л. В группе розувастатина комбинированная конечная точка (снижение ЛПНП <2,6 ммоль/л и C-реактивного белка <20 мг>

На сегодняшний день наиболее крупным рандомизированным проспективным клиническим исследованием статинов в первичной профилактике является многоцентровое двойное слепое плацебо-контролируемое исследование JUPITER (Justification for the Use of statins in Primary prevention: an Intervention Trial Evaluating Rosuvastatin) [32]. В него были включены 17 802 пожилых пациента из 26 стран мира (средний возраст 66 лет), ранее не переносивших инфаркт миокарда, инсульт, реваскуляризирующие оперативные вмешательства и не имевших эквивалентов высокого коронарного риска, с нормальным или низким уровнем ЛПНП (<130 мг>2 мг/л). Участникам исследования случайным образом назначался розувастатин в дозе 20 мг/ сут или плацебо (по 8901 пациенту в каждой группе). Комбинированная конечная точка включала смерть от сердечно-сосудистых причин, инсульт, инфаркт миокарда, госпитализацию по поводу нестабильной стенокардии и артериальную реваскуляризацию. На момент окончания исследования (медиана наблюдения составляла 1,9 года) частота достижения первичной конечной точки в группе розувастатина составляла 0,77, тогда как в группе плацебо 1,36 на 100 человек-лет (относительное снижение риска 44%, ОР 0,56; 95% ДИ 0,46–0,69; p <0,00001) [32, 33]. Через 12 мес лечения в группе розувастатина наблюдалось снижение ЛПНП на 50% от исходного уровня, ТГ – на 17% и повышение уровня ЛПВП на 4% в сравнении с плацебо [31]. Кроме того, JUPITER стал первым рандомизированным проспективным исследованием, в котором была выявлена способность розувастатина снижать риск возникновения тромбоза глубоких вен и тромбоэмболии легочной артерии на 43% (95% ДИ 0,37–0,86) [32, 33].

Следует подчеркнуть, что розувастатин доказал свою эффективность не только в группах очень высокого и высокого риска, но и у пациентов с умеренным сердечно-сосудистым риском, о чем свидетельствуют данные недавно завершившегося исследования HOPE-3 (табл. 2). При этом у больных, получавших розувастатин, не отмечалось увеличения частоты побочных эффектов и случаев развития СД в сравнении с плацебо (3,9 vs 3,8%; p=0,82) [34]. Это свидетельствует о благоприятном профиле безопасности препарата.

РОЗУВАСТАТИН ВО ВТОРИЧНОЙ ПРОФИЛАКТИКЕ СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТЫХ СОБЫТИЙ

Также хорошо изучена эффективность розувастатина во вторичной профилактике у больных ССЗ, обусловленными атеросклерозом. В литературе имеются данные о ряде исследований с участием больных ИБС

Так, в 26-недельном двойном слепом рандомизированном исследовании POLARIS было показано, что у пациентов среднего и пожилого возраста с ИБС и высоким коронарным риском розувастатин в дозе 40 мг/сут более эффективно снижает уровень ЛПНП, чем аторвастатин в дозе 80 мг/сут [35].

Также, по данным открытого рандомизированного исследования ECLIPSE, у 1024 больных ИБС или ее эквивалентами с исходным ХС ЛНП 160–250 мг/ дл на фоне приема розувастатина в дозе 40 мг/сут целевой уровень ЛПНП через 24 нед терапии был достигнут у 83,6% пациентов [36].

В исследовании PULSAR сравнивалась эффективность аторвастатина в дозе 20 мг/сут и розувастатина 10 мг/сут у 996 больных ИБС или ее эквивалентами с исходным ХС ЛНП 130–220 мг/дл. Через 6 нед терапии уровень ЛПНП в группе аторвастатина снизился на 42,7%, а в группе розувастатина – на 44,6% (p=0,033) [37].

У пациентов с умеренным сердечно-сосудистым риском розувастатин также эффективен в отношении вторичных конечных точек в сравнении с плацебо: в уже упоминавшемся исследовании НОРЕ-3 на фоне приема этого статина наблюдалось снижение частоты обострений ИБС (1,7 vs 2,2%; p=0,02) и госпитализаций (4,4 vs 5,8%; p <0,001) [34].

Положительное влияние розувастатина на липидный профиль больных с ОКС продемонстрировано в исследовании CENTAURUS, где отмечено снижение уровня АпоВ/АпоА-1 на 44,4%, а ЛПНП на 50% от исходного. При терапии розувастатином в дозе 10–40 мг/сут в течение 6 нед удавалось достичь снижения уровня ЛПНП до 65% от исходного [38].

По данным открытого рандомизированного исследования SPACE ROCKET, у пациентов, перенесших инфаркт миокарда, розувастатин в дозе 10 мг/сут в большей степени снижает ЛПНП и ТГ, чем симвастатин по 40 мг/сут. Кроме того, на фоне терапии розувастатином чаще удается достичь целевых значений ЛПНП [39].

Расширить представления об эффективности статинов при ОКС позволили результаты 12-недельного исследования LUNAR, в котором у 825 больных с этим диагнозом изучали влияние розувастатина (20 и 40 мг) и аторвастатина (80 мг) на концентрацию ЛПНП [39]. В исследование включали больных 18–75 лет с ИБС, которые были госпитализированы по поводу ОКС в течение 48 ч после развития симп­томов ишемии миокарда. Эффективность розувастатина 40 мг в отношении снижения уровня ЛПНП была выше, чем аторвастатина 80 мг (46,9 и 42,7% соответственно, р=0,02), а эффективность 20 мг розувастатина была сопоставимой с 80 мг аторвастатина. Увеличение концентрации ЛПВП при приеме розувастатина 20 и 40 мг было значимо большим (11,9 и 9,7% соответственно), чем в группе аторвастатина 80 мг (5,6%), что расширяет возможности выбора первого препарата для получения выраженного и быстрого гиполипидемического эффекта у больных с ОКС в соответствии с современными клиническими рекомендациями [41].

Положительный клинический эффект розувастатина у пациентов с ИБС и ОКС обусловлен не только его гиполипидемическим действием, но и прямым влиянием на объем атеросклеротической бляшки. Так, в 2012 г. были опубликованы результаты многоцентрового рандомизированного плацебо-контролируемого двойного слепого исследования SATURN с участием 4255 пациентов, в котором изучалось влияние высоких доз статинов на размеры атеромы [42]. В начале исследования пациенты в течение 2 нед получали статины в дозе 1/2 от максимальной (розувастатин по 20 мг/ сут и аторвастатин по 40 мг/сут), а затем максимальные дозы препаратов (40 и 80 мг соответственно) на протяжении 104 нед. Эффективность фармакотерапии оценивали по изменению общего (TAV) и относительного (PAV) объема атеросклеротической бляшки в коронарных артериях. Было показано, что через 104 нед терапии PAV значимо уменьшился относительно исходных значений как в группе розувастатина в (-1,22%, p <0,0001), так и в группе аторвастатина (0,99%, p <0,0001). При этом уменьшение TAV за период лечения в группе розувастатина составило -6,39 мм3, что значимо больше (р=0,0099), чем в группе аторвастатина (4,42 мм3). Кроме того, на фоне приема розувастатина в сравнении с аторвастатином был достигнут более низкий уровень ЛПНП (62,64±1,00 и 70,18±0,99 мг/ дл соответственно; р <0,0001) и более высокий уровень ЛПВП (50,43±0,54 и 48,64±0,53 мг/дл соответственно; р=0,0149) [43].

Безусловно, при выборе лекарственного средства важно учитывать его переносимость и безопасность. Имеющиеся данные свидетельствуют о хорошей переносимости розувастатина в рекомендованных терапевтических дозах. Безопасность и переносимость розувастатина оценивали в ходе лечения 16 876 пациентов, которые в рамках международной исследовательской программы получали препарат в дозе от 5 до 40 мг в день [16]. Во всех сравнительных контролируемых исследованиях профиль безопасности розувастатина в дозе 5–40 мг был аналогичным таковому у других статинов.

ПЛЕЙОТРОПНЫЕ ЭФФЕКТЫ РОЗУВАСТАТИНА

Говоря о терапевтических свойствах розувастатина, нельзя обойти вниманием и ряд эффектов, не связанных непосредственно с гиполипидемическим действием препарата. Так, розувастатин улучшает функцию эндотелия вследствие усиления сосудорасширяющих и снижения активности сосудосуживающих стимулов в стенке сосудов, благодаря чему реализуется его антиишемическое действие [44, 45]. Розувастатин подавляет экспрессию ингибитора активатора плазминогена-1 на поверхности гладкомышечных клеток и усиливает экспрессию тканевого активатора плазминогена на поверхности эндотелиальных клеток, причем этот эффект зависит от дозы препарата [46].

Опубликованные в 2016 г. данные эксперимента на модели острого инфаркта миокарда у крыс показали влияние розувастатина на снижение уровня микроРНК-126, которая играет важную роль в постинфарктном ремоделировании и может быть терапевтической мишенью при ССЗ. Розувастатин также ингибировал ангиогенез в очаге инфаркта у крыс через регуляцию фактора роста эндотелия сосудов (VEGF-A), что определяет его дополнительный защитный эффект в поврежденных тканях за счет снижения вероятности микрокровоизлияний [47].

Помимо этого, розувастатин ингибирует агрегацию тромбоцитов, изменяя содержание холестерина в их мембране, а также снижает уровень изопростаноидов, являющихся маркерами оксидативного стресса и сильными активаторами тромбоцитов [44, 46].

Учитывая важную роль иммунных реакций организма в генезе атеросклероза, особую ценность представляет влияние розувастатина на воспаление. Доказано, что этот препарат уменьшает адгезию лейкоцитов к эндотелию в ответ на воздействие провоспалительных медиаторов (фактор активации тромбоцитов, лейкотриен В4). В эксперименте на крысах розувастатин снижал уровень провоспалительных цитокинов, повышал концентрацию интерлейкина-4 и уменьшал образование реактивных форм кислорода в циркулирующих моноцитах. Изучалось влияние розувастатина на экспрессию С-реактивного белка и в гепатоцитах человека. Результаты эксперимента указывают на прямое ингибирующее влияние розувастатина на индуцированную интерлейкином-6 экспрессию С-реактивного белка в культуре клеток гепатомы. Благодаря подавлению воспалительного процесса в сосудах, розувастатин значительно улучшает течение атеросклеротической болезни сердца, головного мозга и периферических артерий [31, 46].

В исследовании В.С. Задионченко с соавт. изучалось влияние аторвастатина в дозе 40 мг/сут и розувастатина 10 мг/сут на показатели липидного спектра и уровень высокочувствительного С-реактивного белка у больных с ОКС. При приеме розувастатина отмечался более выраженный по сравнению с аторвастатином положительный эффект, который выражался в снижении ЛПНП, ТГ и высокочувствительного С-реактивного белка у больных с ОКС [44].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, многочисленные клинические исследования подтверждают высокую эффективность розувастатина в достижении целевых значений ОХС, ЛПНП и ТГ, в том числе при необходимости значительного снижения уровня липидов у пациентов очень высокого и высокого сердечно-сосудистого риска. При этом розувастатин имеет лучший клинический профиль в сравнении с другими статинами и уменьшает сердечно-сосудистую заболеваемость и смертность даже у пациентов с умеренным риском [34, 48]. В свете большой распространенности сопутствующей патологии у пациентов с ССЗ представляется важным и отсутствие неблагоприятного влияния препарата на течение СД [6, 7, 30, 31], хронической болезни почек [49], а также хронической сердечной недостаточности [50]. При этом важно отметить, что назначение розувастатина в дозе 10 мг/сут обеспечивает гиполипидемический эффект даже у пациентов, ранее получавших другие статины и не достигших целевых уровней ЛПНП, что подтверждено в исследовании IN-CROSS, включавшем 618 пациентов с высоким риском сердечно-сосудистых осложнений [51].

Розувастатин служит препаратом выбора для вторичной профилактики у пациентов с ИБС, в том числе перенесших ОКС, что объясняется не только его гиполипидемическим действием, но и влиянием на объем атеросклеротической бляшки [42]. Многочисленные положительные клинические эффекты розувастатина не ограничиваются его гиполипидемическим действием. Доказано, что он обладает дезагрегантным действием [46], нормализует функцию эндотелия [45], снижает уровень провоспалительных цитокинов и С-реактивного белка [44], тем самым оказывая дополнительный антиишемический и противовоспалительный эффекты. Другим важным положительным моментом на фоне приема розувастатина является уменьшение гипертрофии миокарда левого желудочка за счет влияния на развитие гипертрофии кардиомиоцитов и фиброза миокарда, потенцируемых ангиотензином II [6].

С учетом вышесказанного применение розувастатина способствует не только увеличению клинической эффективности, но и снижению стоимости лечения.

Имеющиеся данные свидетельствуют о хорошей переносимости розувастатина в рекомендованных терапевтических дозах. Во всех сравнительных контролируемых исследованиях профиль его безопасности в дозе 5–40 мг был аналогичным таковому у других ингибиторов ГМГ-КоА-редуктазы, а возможность достижения гиполипидемического эффекта при назначении меньших доз препарата позволяет свести к минимуму риск побочных реакций.

Список литературы

  1. GBD 2013 Risk factors Collaborators. Global, regional, and national comparative risk assessment of 79 behavioural, environmental and occupational, and metabolic risks or clusters of risks in 188 countries, 1990-2013: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2013. Lancet. 2015; 386: 2287–2323.
  2. Демографический ежегодник России. 2017: Стат. сб. Росстат. M., 2017. 263 c.
  3. Сергиенко И.В., Аншелес А.А., Кухарчук В.В. Атеросклероз и дислипидемии: современные аспекты патогенеза, диагностики и лечения. ПатиСС., 2017. 128 с.
  4. Дислипидемии и атеросклероз. Биомаркеры, диагностика и лечение: рук. для врачей. Под ред. Р.Г. Оганова. М., 2009.
  5. Castelli W.P., Anderson K.M., Wilson P.W. et al. Lipids and risk of coronary heart disease: The Framingham Study. Ann Epidemiol 1992; 2: 23–28. https://doi.org/10.1016/1047-2797(92)90033-M
  6. Задионченко В.С., Шахрай Н.Б., Шехян Г.Г. с соавт. Особенности фармакологических и клинических свойств розувастатина. РМЖ. 2011; 19 (12; 406): 772–778.
  7. Бойцов С.А., Сусеков А.В., Аронов Д.М. с соавт. Актуальные вопросы терапии статинами в клинической практике. Совещание совета экспертов. Атеросклероз и дислипидемии. 2011; 1: 65–66.
  8. Yusuf S., Hawken S., Ounpuu S. et al. Effect of potentially modifiable risk factors associated with myocardial infarction in 52 countries (the INTERHEART study): case-control study. Lancet. 2004; 364: 937–52.
  9. O’Donnell M.J., Xavier D., Liu L. et al. Risk factors for ischaemic and intracerebral haemorrhagic stroke in 22 countries (the INTERSTROKE study): a case-control study. Lancet. 2010; 376: 112–23.
  10. Schuster H., Fox J.C. Investigating cardiovascular risk reduction – the Rosuvastatin GALAXY Programme. Expert Opin Pharmacother 2004; 5(5): 1187–1200.
  11. Nissen S.E., Nicholls S.J., Sipahi I., Libby P., Raichlen J.S., Ballantyne A.M., Davignon J., Erbel R., Fruchart J.C., Tardif J.C., Schoenhagen P., Crowe T., Cain V., Wolski K., Goormastic M., Tuzcu E.M. ASTEROID Investigators. Effect of very high-intensity statin therapy on regression of coronary atherosclerosis: the ASTEROID trial. JAMA. 2006; 295(13): 1556–65.
  12. Bale B.F., Doneen A.L., Drueding R., Charland S.L. Aggressive risk factor modification in patients with subclinical atherosclerosis reduces plaque burden and regresses carotid artery wall thickness. Atherosclerosis. 2006; 7: 161.
  13. Crouse J.R. 3rd, Raichlen J.S., Riley W.A., Evans G.W., Palmer M.K., O’Leary D.H., Grobbee D.E., Bots M.L. METEOR Study Group. Effect of rosuvastatin on progression of carotid intima-media thickness in low-risk individuals with subclinical atherosclerosis: the METEOR Trial. JAMA. 2007; 297(12): 1344–53.
  14. Cholesterol Treatment Trialists’ (CTT) collaborators – efficacy and safety of cholesterol-lowering treatment: prospective meta-analysis of data from 90 056 participants in 14 randomised trials of statins. Lancet. 2005; 366: 1267–78.
  15. Glynn R., Danielson E., Fonseca F. et al. A randomized trial of rosuvastatin in the prevention of venous thromboembolism. N. Engl. J. Med. 2009; 360: 1851–61.
  16. Журавлева М.В. Первичная и вторичная профилактика атеросклероза. Врач. 2011; 5: 45–49.
  17. Затейщиков Д.А. Розувастатин: новые возможности борьбы с атеросклерозом. Фарматека. 2004; 19–20: 25–30.
  18. Шальнова С.А., Деев А.Д., Оганов Р.Г. Факторы, влияющие на смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в российской популяции. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2005; 4(1): 4–8.
  19. Nissen S., Tuzcu E., Schoenhagen P. et al. Effect of intensive compared with moderate lipid-lowering therapy on progression of coronary atherosclerosis. A randomized controlled trial. JAMA. 2004; 291: 1071–80.
  20. Schuster H. Rosuvastatin – a highly effective new 3-hydroxy-3- methylglutaryl coenzyme A reductase inhibitor: review of clinical trial data at 10–40 mg doses in dyslipidemic patients. Cardiology. 2003; 99(3): 126–39.
  21. Conroy R.M., Pyorala K., Fitzgerald A.P., Sans S., Menotti A., De Backer G., De Bacquer D., Ducimetiere P., Jousilahti P., Keil U., Njolstad I., Oganov R.G., Thomsen T., Tunstall-Pedoe H., Tverdal A., Wedel H., Whincup P., Wilhelmsen L., Graham I.M.; SCORE project group. Estimation of ten-year risk of fatal cardiovascular disease in Europe: the SCORE project. European Heart Journal. 2003; 24(11): 987–1003.
  22. Catapano A.L., Graham I., De Backer G., Wiklund O., Chapman M.J., Drexel H., Hoes A.W., Jennings C.S., Landmesser U., Pedersen T.R., Reiner Z., Riccardi G., Taskinen M.R., Tokgozoglu L., Verschuren W.M.M., Vlachopoulos C., Wood D.A., Zamorano J.L., Cooney M.T. ESC Scientific Document Group. 2016 ESC/EAS guidelines for the management of dyslipidaemias. European Heart Journal. 2016; 37(39): 2999–3058.
  23. Рекомендации ЕОК/ЕОА по диагностике и лечению дислипидемий – 2016. Российский кардиологический журнал. 2017; 5(145): 7–77. http://dx.doi.org/10.15829/1560-4071-2017-5-7-77
  24. Диагностика и коррекция нарушений липидного обмена с целью профилактики и лечения атеросклероза. Российские рекомендации VI пересмотр. Атеросклероз и дислипидемии. 2017; 3: 5–22.
  25. Кисляк О.А., Червякова Ю.Б. Статины в первичной и вторичной профилактике инсульта. Лечебное дело. 2018; 2: 65–73. doi: 10.24411/2071-5315-2018-12004
  26. Добровольский А.В. Розувастатин – эффективный и безопасный современный гиполипидемический препарат. РМЖ. 2012; 20(14): 728–733.
  27. Schuster H. The GALAXY Program: an update on studies investigating efficacy and tolerability of rosuvastatin for reducing cardiovascular risk. Expert Rev Cardiovasc Ther. 2007; 5(2): 177–93.
  28. Jones P.H., Davidson M.H., Stein E.A. et al. Comparison of the efficacy and safety of rosuvastatin versus atorvastatin, simvastatin, and pravastatin across doses (STELLAR trial). Am J Cardiol. 2003; 92: 152–60.
  29. Карпов Ю.А. Статины и профилактика сердечно-сосудистых осложнений: позиции розувастатина. Атмосфера. Новости кардиологии. 2013; 3: 19–24.
  30. Berne C., Siewert-Delle A. Comparison of rosuvastatin and atorvastatin for lipid lowering in patients with type 2 diabetes mellitus: results from the URANUS study. Cardiovasc. Diabetol. 2005; 4: 7.
  31. Betteridge D.J., Gibson J.M., Sager P.T. Comparison of effectiveness of rosuvastatin versus atorvastatin on the achievement of combined C-reactive protein (<2 mg>
  32. Ridker P.M., MacFadyen J., Cressman M. et al. Efficacy of rosuvastatin among men and women with moderate chronic kidney disease and elevated high-sensitivity C-reactive protein: a secondary analysis from the JUPITER (Justification for the Use of Statins in Prevention-an Intervention Trial Evaluating Rosuvastatin) trial. J Am Coll Cardiol. 2010; 55: 1266–73.
  33. Everett B.M., Glynn R.J., MacFadyen J.G., Ridker P.M. Rosuvastatin in the prevention of stroke among men and women with elevated levels of C-reactive protein: Justification for the Use of Statins in Prevention: an Intervention Trial Evaluating Rosuvastatin (JUPITER). Circulation. 2010; 121(1): 143–50.
  34. Yusuf S. et al (HOPE-3 Investigators). Cholesterol lowering in intermediate-risk persons without cardiovascular disease. N Engl J Med. 2016; 374(21): 2021–31. doi: 10.1056/NEJMoa1600176.
  35. Leiter L., Rosenson R., Stein E. et al. POLARIS study investigators. Efficacy and safety of rosuvastatin 40 mg versus atorvastatin 80 mg in high-risk patients with hypercholesterolemia: results of the POLARIS study. Atherosclerosis. 2007; 194(2): e154–e164.
  36. Faergeman O., Sosef F., Duffield E. Efficacy and tolerability of rosuvastatin and atorvastatin when force-titrated in high-risk patients: results from the ECLIPSE study. Atherosclerosis. 2006; 7(3): 580.
  37. Clearfield M., Kallend D., Palmer M. Efficacy and safety of rosuvastatin 10 mg versus atorvastatin 20 mg: results of the PULSAR study. Atheroscler (Suppl.) 2005; 6: 104.
  38. Lablanche J.M., Danchin N., Farnier M. et al. Effects of rosuvastatin and atorvastatin on the apolipoprotein B/apolipoprotein A-1 ratio in patients with an acute coronary syndrome: The CENTAURUS trial design. Arch Cardiovasc. Dis. 2008; 101: 399–406.
  39. Hall A.S., Jackson B.M., Farrin A.J. et al. SPACE ROCKET Trial Group. A randomized, controlled trial of simvastatin versus rosuvastatin in patients with acute myocardial infarction: the Secondary Prevention of Acute Coronary Events-Reduction of Cholesterol to Key European Targets Trial. Eur. J. Cardiovasc. Prev. Rehabil. 2009; 16: 712–21.
  40. Pitt B., Loscalzo J., Monyak J. et al. Comparison of lipid-modifying efficacy of rosuvastatin versus atorvastatin in patients with acute coronary syndrome (from the LUNAR Study). Am. J. Cardiol. 2012; 109: 1239–46.
  41. Джаиани Н.А. Применение статинов при остром коронарном синдроме. Позиции розувастатина. РМЖ. 2014; 22(18): 1345–48.
  42. Stephen J.N. et al. Achieved lipoprotein levels and regression of coronary atherosclerosis with high dose statin therapy: insights from SATURN. J. Am. Coll. Cardiol. 2012; 59(13): e1499. doi:10.1016/S0735-1097(12)61500-9.
  43. Rishi Puri et al. The effect of high-intensity statin therapy on changes in atheroma composition: insights from SATURN. J. Am. Coll. Cardiol. 2013; 61 (10): e1844. doi: 10.1016/S0735-1097(13)61844-6.
  44. Задионченко В.С., Шехян Г.Г., Шахрай Н.Б. с соавт. Влияние розувастатина на липидный обмен, микроциркуляцию и показатели центральной гемодинамики у больных с острым коронарным синдромом. Consilium Medicum. 2011; 13 (5): 85–89.
  45. Soeda T., Uemura S., Okayama S. et al. Intensive lipid-lowering therapy with rosuvastatin stabilizes lipid-rich coronary plaques (evaluation using dual-source computed tomography). Circ J. 2011; 75: 2621–27.
  46. Ялымов А.А., Шехян Г.Г., Щикота А.М., Задионченко В.С. Место розувастатина в первичной и вторичной профилактике сердечно-сосудистых заболеваний. Consilium Medicum. 2016; 18(5): 70–76.
  47. Fei L., Zhang J., Niu H., Yuan C., Ma X. Effects of Rosuvastatin and MiR-126 on myocardial injury induced by acute myocardial infarction in rats: role of vascular endothelial growth factor A (VEGF-A). Med Sci Monit. 2016; 22: 2324–34.
  48. Еганян Р.А. Статины в первичной профилактике ишемической болезни сердца (обзор). Профилактическая медицина. 2013; 16(3): 37–43.
  49. Leoncini M. et al. Early high-dose rosuvastatin for contrast-induced nephropathy prevention in acute coronary syndrome: Results from the PRATO-ACS Study (Protective Effect of Rosuvastatin and Antiplatelet Therapy On contrast-induced acute kidney injury and myocardial damage in patients with Acute Coronary Syndrome). J Am Coll Cardiol. 2014; 63(1):71–79. doi: 10.1016/j.jacc.2013.04.105.
  50. Matthew J.F. et al. Do statins reduce the risk of myocardial infarction in patients with heart failure? A pooled individual-level reanalysis of CORONA and GISSI-HF. European Journal of Heart Failure. 2015; 17: 434–41. doi:10.1002/ejhf.247.
  51. Farnier M., Averna M., Missault L., Vaverkova H., Viigimaa M., Massaad R., Vandormael K., Johnson-Levonas A.O., Brudi P. Lipid-altering efficacy of ezetimibe/simvastatin 10/20 mg compared with rosuvastatin 10 mg in high- risk hypercholesterolaemic patients inadequately controlled with prior statin monotherapy — the IN-CROSS study. Int J Clin Pract. 2009; 63(4): 547–59.

Об авторах / Для корреспонденции

Алеся Александровна Хрипунова, к.м.н., доцент кафедры общественного здоровья и здравоохранения, медицинской профилактики и информатики с курсом дополнительного профессионального образования (ДПО) ФГБОУ ВО «Ставропольский государственный медицинский университет» Минздрава России.
Адрес: 355017, г. Ставрополь, ул. Мира, д. 310. Тел.: 8 (8652) 74-85-48. E-mail: fktcz2007@yandex.ru
Ирина Георгиевна Хрипунова, к.м.н., доцент кафедры терапии с курсом диетологии ФГБОУ ВО «Ставропольский государственный медицинский университет» Минздрава России. Адрес: 355017, Ставрополь,
ул. Мира, д. 310. Тел.: 8 (9624) 47-75-13. E-mail: igh2011@yandex.ru
Ольга Игоревна Боева, д.м.н., доцент, зав. кафедрой медицинской радиологии с курсом ДПО ФГБОУ ВО «Ставропольский государственный медицинский университет» Минздрава России. Адрес: 355017, Ставрополь, ул. Мира, д. 310. Тел.: 8 (8652) 35-25-76. E-mail: box0271@mail.ru

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь