Состояние врожденного иммунитета и микробиоты влагалища при бактериальном вагинозе у беременных в I триместре

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.9.126-134

30.09.2019
51

1) Кафедра акушерства и гинекологии лечебного факультета «Российского научно-исследовательского медицинского университета им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва, Россия

2) Консультативно-диагностическое отделение родильного дома при «Городской клинической больнице № 40» Департамента здравоохранения г. Москвы, Москва, Россия

Цель. Изучение показателей врожденного иммунитета слизистой влагалища при бактериальном вагинозе в I триместре беременности.

Материалы и методы. В проспективное исследование были включены 50 беременных с бактериальным вагинозом. Сформированы основная (30 человек, терапия препаратом Тержинан 10 дней) и контрольная (20 человек, терапия препаратом Гексикон 10 дней) группы, средний возраст составил 31±3,1 и 28±2,4 года соответственно. Проведены исследование влагалищного микробиоценоза методом ПЦР (Флороценоз+NCMT), культуральное исследование с определением L. сrispatus, иммунологическое исследование экспрессии генов врожденного иммунитета (TLR9, TNFa, HBD1) методом ПЦР в режи- ме реального времени и реакции обратной транскрипции, статистическая обработка (программное обеспечение Microsoft Excel 2016 и Statistica 6.1).

Результаты. У пациенток основной группы общая бактериальная обсемененность превышала 7 lg ГЭ/мл, титр лактобактерий при культуральном исследовании составлял 4 lg КОЕ/мл, преобладали L. rhamnosus (у 73,3%), L. jensenii (у 40%), L. crispatus (у 10%). Микробиологические признаки бактериального вагиноза через 10 дней после лечения сохранялись у 30% пациенток, через 30 дней – у 10%. Через 30 дней после окончания терапии титр лактобактерий вырос в 10 раз, у 60% отмечен рост L. crispatus. У пациенток контрольной группы при культуральном исследовании рост лактобактерий отсутствовал у 35%. По видовому составу выявлены L. rhamnosus (у 75%), L. jensenii (у 25%), L. crispatus (у 15%) и L. fermentun (у 10%). Через 10 дней лечения в 25% случаев сохранялись микробиологические признаки заболевания, через 30 дней – в 45%. Через 30 дней после терапии титр лактобактерий достигал 6,5 lg КОЕ/мл, L. crispatus выявлялась в 55%. Не было выявлено достоверных изменений в экспрессии гена фактора некроза опухоли и TLR9 в обеих группах. В основной группе уровень HBD1 стойко снижался в 1,7 раза от исходного, в контрольной группе снижение дефенсина было кратковременным и возрастало к 30-му дню.

Заключение. На фоне проведенного лечения установлена низкая частота рецидивов, нормализация микробиоценоза влагалища с ростом протекторных видов лактобактерий и нормализация баланса в экспрессии факторов врожденного иммунитета.

Существование человека в окружающей среде, заполненной микроорганизмами, возможно только благодаря высокоэффективным механизмам защиты. Врожденная иммунная система представляет собой барьер первой линии, механизм быстрого реагирования для предотвращения микробной инвазии. Ее компоненты наследуются от родителей и направлены против молекул, экспрессируемых только микроорганизмами [1, 2]. Время размножения большинства бактерий составляет 20–30 мин, а для развития специфического адаптивного иммунного ответа с образованием антител необходимо от нескольких дней до 2–3 недель. Врожденная иммунная система защищает хозяина в период времени между инфицированием и появлением первичной иммунной реакции [2].

Механизмы, с помощью которых функционируют врожденная и адаптивная (приобретенная) иммунные системы, принципиально отличаются. Врожденная иммунная система распознает микробы через рецепторы распознавания образов (PRR), специфичных для молекулярных компонентов микроорганизмов. Гены, кодирующие экспрессию данных рецепторов, подвержены незначительной модификации от поколения к поколению [1, 3]. Адаптивные иммунные ответы постоянно корректируются на протяжении жизни человека. Каждый Т- и В-лимфоцит в процессе функционирования и контакта с возбудителями приобретает уникальный набор рецепторов, который не передается по наследству. Основными функциями врожденной иммунной системы являются обнаружение и защита от чужеродных микроорганизмов, поддержание «иммунологического гомеостаза», активация и индивидуализация адаптивных иммунных реакций и регуляция процессов воспаления [4]. Компонентами врожденной иммунной системы являются [5, 6]:

  • физические барьеры – плотные соединения на коже, поверхностях эпителия и слизистой оболочки, слизь, эндотелиальные клетки сосудов;
  • ферменты, вырабатываемые в эпителиальных и фагоцитарных клетках (лизоцим);
  • сывороточные белки, участвующие в воспалительных реакциях (компоненты комплемента, С-реактивный белок, лектины и фиколины);
  • антимикробные пептиды (дефенсины, кателицидины) на поверхности клеток и в гранулах фагоцитов;
  • клеточные рецепторы, реагирующие на микроорганизмы и запускающие продукцию цитокинов и интерферона (Toll-подобные рецепторы TLR);
  • клетки, выделяющие цитокины и другие медиаторы воспаления (макрофаги, тучные клетки, естественные клетки-киллеры (NK), врожденные лимфоидные клетки (ILCs));
  • фагоциты (нейтрофилы, моноциты, макрофаги).

Основным внешним барьером являются эпителиальные клетки, которые функционируют как тканевые дозорные за счет экспрессии мембраносвязанных PRR. PRR позволяют идентифицировать патоген-ассоциированные молекулярные структуры (PAMP) и реагировать быстрее, чем нейтрофилы и моноциты. Эпителиальные клетки обеспечивают непрерывный физический барьер, а также механизмы очистки (мукоцилиарная система, поверхностные антимикробные пептиды) для защиты от внешней среды [7].

Секретируемые и циркулирующие молекулы распознавания образов включают в себя антимикробные пептиды (АМП; лектины и пентраксины). Они обеспечивают непосредственное уничтожение микробов, действуют как вспомогательные белки для трансмембранных рецепторов и функционируют в качестве усилителей фагоцитоза (опсонинов) для эффекторных клеток.

AMП представляют собой группу секретируемых PRR, которые важны для защиты кожи и слизистых оболочек, а также для уничтожения фагоцитированных организмов. AMП, выделяемые на эпителиальные поверхности в месте повреждения, создают микробицидный щит, который повреждает микроорганизмы до их прикрепления и вторжения. Они обладают бактерицидным действием против широкого спектра бактерий, грибков, хламидий, паразитов и вирусов [5–9]. AMП существуют во многих различных формах и структурах, но все они содержат кластеры гидрофобных, катионных аминокислот, которые связываются с отрицательно заряженными фосфолипидами во внешнем бислое бактериальных мембран. Наружные клеточные мембраны человека содержат липиды (включая холестерин), которые отличаются от таковых у микробов, и AMП на них не реагируют. Благодаря многообразию АМП, бактерии не приобретают к ним устойчивости. Вторая важная функция АМП заключается в контроле над составом комменсальных микроорганизмов, которые колонизируют тело человека [5, 6].

Универсальной антибактериальной молекулой является дефенсин. Он представляет собой короткий пептид (30–45 аминокислот), составляет от 2 до 4% клеточного белка нейтрофилов и высвобождается в фагоцитарную вакуоль с захваченными микроорганизмами. Дефенсины напрямую убивают микроорганизмы или образуют микроскопические наносети, которые захватывают клетки в ловушку [7]. Альфа-дефенсины содержатся в нейтрофилах и синтезируются клетками Панета в кишечных криптах [6, 7]. Бета-дефенсины экспрессируются на всех эпителиальных поверхностях, включая дыхательные пути, мочеполовой и желудочно-кишечный тракты, рот, роговицу, конъюнктиву и кожу. Инфекционное или травматическое повреждение эпителия вызывает образование воспалительных цитокинов, которые стимулируют вы...

Список литературы

  1. Hoffmann J., Akira S. Innate immunity. Curr. Opin. Immunol. 2013; 25: 1.
  2. Jones J.D., Vance R.E., Dangl J.L. Intracellular innate immune surveillance devices in plants and animals. Science. 2016; 354 (6316). pii: aaf6395.
  3. Medzhitov R. Pattern recognition theory and the launch of modern innate immunity. J. Immunol. 2013; 191(9): 4473-4.
  4. Spadoni I., Zagato E., Bertocchi A., Paolinelli R., Hot E., Di Sabatino A. et al. A gut-vascular barrier controls the systemic dissemination of bacteria. Science. 2015; 350(6262): 830-4.
  5. Doss M., White M.R., Tecle T., Hartshorn K.L. Human defensins and LL-37 in mucosal immunity. J. Leukoc. Biol. 2010; 87(1): 79-92.
  6. Steinstraesser L., Kraneburg U., Jacobsen F., Al-Benna S. Host defense peptides and their antimicrobial-immunomodulatory duality. Immunobiology. 2011; 216(3): 322-33.
  7. Ouellette A.J., Selsted M.E. Immunology. HD6 defensin nanonets. Science. 2012; 337(6093): 420-1.
  8. Zhang L., Wu W.K., Gallo R.L., Fang E.F., Hu W., Ling T.K. et al. Critical role of antimicrobial peptide cathelicidin for controlling Helicobacter pylori survival and infection. J. Immunol. 2016; 196(4): 1799.
  9. Currie S.M., Gwyer Findlay E., McFarlane A.J., Fitch P.M., Böttcher B., Colegrave N. et al. Cathelicidins have direct antiviral activity against respiratory syncytial virus in vitro and protective function in vivo in mice and humans. J. Immunol. 2016; 196(6): 2699-710.
  10. Chu H., Pazgier M., Jung G., Nuccio S.P., Castillo P.A., de Jong M.F. et al. Human α-defensin 6 promotes mucosal innate immunity through self-assembled peptide nanonets. Science. 2012; 337(6093): 477-81.
  11. Gillaux C., Méhats C., Vaiman D., Cabrol D., Breuiller-Fouché M. Functional screening of TLRs in human amniotic epithelial cells. J. Immunol. 2011; 187(5): 2766-74.
  12. Hinde K., Lewis Z.T. Microbiota. Mother’s littlest helpers. Science. 2015; 348(6242): 1427-8.
  13. Blaser M.J. The microbiome revolution. J. Clin. Invest. 2014; 124(10): 4162-5.
  14. Thaiss C.A., Zmora N., Levy M., Elinav E. The microbiome and innate immunity. Nature. 2016; 535(7610): 65-74.
  15. Torow N., Hornef M.W. The neonatal window of opportunity: setting the stage for life-long host-microbial interaction and immune homeostasis. J. Immunol. 2017; 198(2): 557-63.
  16. Grigg J.B., Sonnenberg G.F. Host-microbiota interactions shape local and systemic inflammatory diseases. J. Immunol. 2017; 198(2):564-71.

Поступила 02.09.2019

Принята в печать 24.09.2019

Об авторах / Для корреспонденции

Доброхотова Юлия Эдуардовна, д.м.н., профессор, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии лечебного факультета ГОУ ВПО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова». Тел.: +7 (495) 722-63-99. Е-mail: pr.dobrohotova@mail.ru. Адрес: 117997 Россия, Москва, ул. Островитянова, д. 1, стр. 9.
Боровкова Екатерина Игоревна, д.м.н., доцент, профессор кафедры акушерства и гинекологии ГОУ ВПО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова». Тел.: +7 (903) 785-57-93. Е-mail: Katyanikitina@mail.ru, ORCID 0000-0001-7140-262X; Spin-cod: 8897-8605. Адрес: 117997 Россия, Москва, ул. Островитянова, д. 1, стр. 9.
Зайдиева Зуля Семеновна, к.м.н., заведующая консультативно-диагностическим отделением родильного дома при ГКБ № 40. Тел.: + 7 (903) 788-39-95.
Е-mail: dr.zaydieva@mail.ru. Адрес: 129301 Россия, Москва, ул. Таймырская, д. 6.
Степанянц Ирина Викторовна, врач акушер-гинеколог КДО родильного дома ГБУЗ ГКБ № 40. Тел.: +7 (495) 683-15-70. Е-mail: apoplexia@rambler.ru
Адрес: 129301 Россия, Москва, ул. Таймырская, д. 6.

Для цитирования: Доброхотова Ю.Э., Боровкова Е.И., Зайдиева З.С., Степанянц И.В. Состояние врожденного иммунитета и микробиоты влагалища при бактериальном вагинозе у беременных в I триместре.
Акушерство и гинекология. 2019; 9:126-34.
https://dx.doi.org/10.18565/aig.2019.9.126-134

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь