Сроки рецидивирования после полного удаления конкрементов в разных отделах мочевой системы. Опыт пятилетнего наблюдения

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/urology.2018.1.20-24

13.03.2018
245

1 Клинический госпиталь Уфа ГК «Мать и дитя», отделение хирургии, Уфа, Россия; 2 Башкирский Государственный медицинский университет, кафедра урологии, Уфа, Россия; 3 Башкирский Государственный медицинский университет, Центральная научно-исследовательская лаборатория, Уфа, Россия

Введение. Использование минимально инвазивных технологий (МИТ), таких как дистанционная ударно-волновая литотрипсия (ДУВЛ), трансуретральная уретеролитотрипсия (УРС), ретроградная интраренальная хирургия (РИРХ), чрескожная нефролитотрипсия (ЧНЛ), позволяет полностью освободить чашечно-лоханочную систему от камней у 71–96% больных, при конкрементах мочеточников – у 96,2%. Однако высокая частота рецидивов камнеобразования (35–75%) диктует необходимость выполнения повторных вмешательств и поиск наиболее подходящих методов дробления конкрементов для возможного снижения данного показателя.
Цель: определить количество пациентов с рецидивом камнеобразования в течение 5 лет после различных видов литотрипсии в разных отделах мочевой системы.
Материалы и методы. Проведено ретроспективное рандомизированное исследование с участием 491 пациента после литотрипсии и полного освобождения от камней разных отделов мочевой системы. В зависимости от локализации конкрементов в мочевой системе все пациенты были разделены на две группы: 1-я – 358 человек с конкрементами мочеточников, 2-я группа – 133 с конкрементами почки. Дезинтеграция камней проводилась методами контактной литотрипсии с использованием ретроградного трансуретрального, чрескожного доступов и дистанционной ударно-волновой литотрипсии. Исследование состава конкрементов проведено с помощью метода рентгенструктурного анализа.
Результаты. По критерию возраста данные выборки не отличались друг от друга (50 лет для обеих групп; p=0,576). Одномоментно полностью удалены камни в 1-й группе в 80,7% случаев, во 2-й – в 70,7%, после повторного применением одноименного метода литотрипсии – в 5,9 и 12,8%, после использования дополнительного метода – в 13,4 и 16,5% случаев соответственно. Группы различались по размерам конкрементов (p≤0,0001), а также по срокам рецидивирования камнеобразования (p=0,014). В 1-й группе обнаружена слабая отрицательная корреляция (-0,28) между возрастом и сроком рецидивирования. В ходе исследования выявлена статистически значимая разница в возрасте между мужчинами и женщинами в обеих группах (р=0,00001 и р=0,0492 соответственно), размере конкрементов у мужчин и женщин в обеих группах (р=0,0000001 и р=0,0000001 соответственно), а также различия в сроках рецидивирования между мужчинами и женщинами в 1-й группе (р=0,043). Большинство конкрементов состояло из кальций оксалата, вторым по значимости субстратом выступила мочевая кислота, что может служить отражением особенностей диеты в регионе проживания обследованных пациентов, содержащей в основном мясомолочные продукты.
Выводы
1. После литотрипсии и полного удаления конкрементов из мочевой системы число рецидивов в течение первых 2 лет не превышало 4,2% в группе с камнями мочеточников и 8,2% – с камнями почек.
2. Статистически значимая зависимость рецидивирования камнеобразования по гендерному признаку была выявлена в группе пациентов с конкрементами мочеточников: сроки развития рецидивов у мужчин составили 7,32±1,88, у женщин – 2,86±0,55 мес. (р=0,043).
3. Уровень CaOx уролитиаза соответствует общемировым показателям, однако масса камней с мочевой кислотой в составе указывает на возможные особенности диеты пациентов.
4. Наибольшее число рецидивов было у пациентов с CaOx (42,3%) и CaOx с CaF в составе (23,1%), на третьем месте выявлены рецидивы конкрементов мочевой кислоты (19,2%).

Введение. Используя различные методы дезинтеграции камней, урологи пытаются добиться полной элиминации конкрементов из мочевой системы. Применение минимально инвазивных технологий, таких как дистанционная ударно-волновая литотрипсия (ДУВЛ), трансуретральная уретеролитотрипсия (УРС), ретроградная интраренальная хирургия, чрескожная нефролитотрипсия (ЧНЛ), позволяет полностью освободить чашечно-лоханочную систему от камней у 71–96% больных [1], при конкрементах мочеточников в зависимости от их размера – суммарно у 96,2% [2, 3]. Распространенность мочекаменной болезни (МКБ) в мире составляет 1–20%, при этом отмечается тенденция к большему количеству пациентов в странах с более высоким экономическим потенциалом [4, 5]. В 2013 г. по Российской Федерации зарегистрировано 161 241,5 случая заболеваний на 100 тыс. населения и темп прироста заболеваемости с 2003 по 2013 г. составил 15% [6]. Высокая частота рецидивов камнеобразования (35–75%) диктует необходимость выполнения повторных вмешательств, которые в ряде случаев заканчиваются нефрэктомией, летальным исходом [7]. При анализе систематических обзоров была выявлена частота освобождения от конкрементов почки при ДУВЛ 33,33–91,5% случаев, при использовании эндоурологических методов – 90,4–100%. Отмечено, что при дистанционном дроблении конкрементов мочеточников полное их удаление наблюдалось у 90,4–100% пациентов, при эндоурологических вмешательствах – в 79–94,1% случаев [8].

С другой стороны, несмотря на то что при эндоурологических вмешательствах, в частности УРС, имело место более быстрое освобождение от конкрементов мочевой системы, при дальнейшем наблюдении в течение 3 мес. не было выявлено статистически значимых различий в рецидивировании камнеобразования после ДУВЛ и УРС. После УРС по сравнению с ДУВЛ отмечены более частые повторные и дополнительные манипуляции, различные осложнения [9].

Цель: определить частоту рецидивов камнеобразования в течение 5 лет после различных видов литотрипсии в разных отделах мочевой системы.

Материалы и методы. Проведено ретроспективное рандомизированное исследование с участием 491 пациента после литотрипсии и полного освобождения от камней разных отделов мочевой системы. В зависимости от локализации конкрементов в мочевой системе все пациенты были разделены на две группы: 1-я – 358 человек с конкрементами мочеточников, 2-я группа – 133 с конкрементами почки. Дезинтегра...

Список литературы

1. Martov A.G., Fatihov R.R., Ergakov D.V., Kornienko S.I. Transurethral contact lithotripsy in the treatment of nephrolithiasis. Urologiia. 2008;6:72–75. Russian (Мартов А.Г., Фатихов Р.Р., Ергаков Д.В., Корниенко С.И. Трансуретральная контактная литотрипсия в лечении камней почек. Урология. 2008;6:72–75).

2. Popov S.V., Novilov A.I., Skriabin O.N., Orlov N.I. Endoscopic ureterolithotripsy. SPb.: Published house SPbMAPO. 2009; 58 p. Russian (Попов С.В., Новиков А.И., Скрябин О.Н., Орлов Н.И. Эндоскопическая уретеролитотрипсия. СПб.: Издательство СПбМАПО. 2009; 58 с.).

3. Gunlusoy B., Degirmenci T., Arslan M., Kozacioglu Z., Nergiz N., Minareci S., Ayder A.R. Ureteroscopic pneumatic lithotripsy: is the location of the stone important in decision making? Analysis of 1296 patients. J Endourol. 2008; 22: 291–294.

4. Trinchieri A., Curhan G., KarlsenS., Wu K.J. Epidemiology Stone disease. In: Segura J., Conort P., Khoury S., Pak C., Preminger G.M., Tolley D. (eds). Editions 21. Paris, 2003. 13 p.

5. Türk C.A., Neisius A., Petrik A., Seitz C., Skolarikos A., Tepeler A., Thomas K. EAU Guidelines on Urolithiasis. 2016.

6. Kaprin A.D., Apolokhin O.I., Sivkov A.V., Moskaleva N.G., Solntseva T.V., Komarova V.A. Analysis of uronephrological morbidity and mortality in Russian Federation for 2003–2013. Jeksperimental’naja i klinicheskaja urologija. 2015;2:4–12. Russian (Каприн А.Д., Аполихин О.И., Сивков А.В., Москалева Н.Г., Солнцева Т.В., Комарова В.А. Анализ уронефрологической заболеваемости и смертности в Российской Федерации за 2003–2013 гг. Экспериментальная и клиническая урология. 2015; 2: 4–12).

7. Yanenko E.K., Merinov D.S., Konstantinova O.V., Epishev E.A., Kalinichenko D.N. Current trends in the epidemiology, diagnosis and treatment of urolithiasis. Eksperimental’naja i klinicheskaja urologija. 2012;3:19–24. Russian (Яненко Э.К., Меринов Д.С., Константинова О.В., Епишов В.А., Калиниченко Д.Н. Современные тенденции в эпидемиологии, диагностике и лечении мочекаменной болезни. Экспериментальная и клиническая урология. 2012;3:19–24).

8. Bahílo Mateu P., Budía Alba A., Liatsikos E., Trassierra Villa M., López-Acón J.D., de GuzmánOrdaz D., Boronat Tormo F. Is extracorporeal shock wave lithotripsy a current treatment for urolithiasis? A systematic review. Actas. Urol. Esp. 2017;pii:S0210-4806(17)30024-4. Doi: 10.1016/j.acuro.2017.01.011.

9. Drake T., Grivas N., Dabestani S., Knoll T., Lam T., Maclennan S., Petrik A., Skolarikos A., Straub M., Tuerk C., Yuan C.Y., Sarica K. What are the Benefits and Harms of Ureteroscopy Compared with Shock-wave Lithotripsy in the Treatment of Upper Ureteral Stones? A Systematic Review. Eur. Urol. 2017;pii:S0302-2838(17)30324-X. Doi: 10.1016/j.eururo.2017.04.016.

10. Kutluev M.M. Composition of stones in patient with urolithiasis in Bashkortostan. Medicinskij vestnik Bashkortostana. 2016; 6(66): 50–52. Russian (Кутлуев М.М. Состав конкрементов у пациентов республики Башкортостан страдающих уролитиазом. Медицинский вестник Башкортостана. 2016; 6(66):50–52).

11. Shestaev A.Y., Paronnikov M.V., Protoshchak V.V., Kormakov V.A. et al. A metaphylaxis oxalate urolithiasis in patients with metabolic syndrome. Jeksperimental’naja i klinicheskaja urologija. 2014;3:53–56. Russian (Шестаев А.Ю., Паронников М.В., Протощак В.В., Кормаков В.А. и др. Метафилактика оксалатного уролитиаза у больных с метаболическим синдромом. Экспериментальная и клиническая урология. 2014;3:53–56).

12. Johri N., Cooper B., Robertson W., Choong S., Rickards D., Unwin R. An update and practical guide to renal stone management. Nephron. Clin. Pract. 2010;116(3):159–171. Doi: 10.1007/s00240-016-0950-1 12

13. Nasirov F.R., Mirkhamidov D.Kh., Alidjanov J.F., Giyasov Sh.I., Nuraliev T.Yu., Yuldashev J.M., Mukhtarov Sh.T., Akilov F.A. Evaluation of the efficacy of multiple-access endoscopic surgery for staghorn and multiple nephrolitiasis. Eksperimental’naja i klinicheskaja urologija. 2014;4:58–61. Russian (Насиров Ф.Р., Мирхамидов Д.Х., Алиджанов Ж.Ф., Гиясов Ш.И., Нуралиев Т.Ю., Юлдашев Ж.М., Мухтаров Ш.Т., Акилов Ф.А. Оценка эффективности многодоступного чрескожного эндоскопического лечения больных коралловидным и множественным нефролитиазом. Экспериментальная и клиническая урология. 2014;4:58–61).

14. Kutluev M.M., Pulin I.L., Kruglov D.S., Ryakhov A.Ya. The efficiency of combined methods of lithotripsy for ureteral stones. Urologiia. 2016;1:78–81. Russian (Кутлуев М.М., Пулин И.Л., Круглов Д.С., Ряхов А.Я. Эффективность комбинированных методов литотрипсии конкрементов мочеточников. Урология. 2016; 1:78–81).

15. Glybochko P.V., Grigoryan V.A., Rudenko V.I., Demidko Yu.L., Demidko L.S. Features of treatment of recurrence of urate nephrolithiasis. Therapy. 2017;4(14):93–101. Russian (Глыбочко П.В., Григорян В.А., Руденко В.И., Демидко Ю.Л., Демидко Л.С. Особенности лечения рецидива уратного нефролитиаза. Терапия. 2017; 4(14): 93–101).

16. Parsons C.L., Stauffer C., Mulholland S.G., Griffith D.P. Effect of ammonium on bacterial adherence to bladder transitional epithelium. J. Urol. 1984;132(2):365–366.

Об авторах / Для корреспонденции

А в т о р д л я с в я з и: М. М. Кутлуев – к.м.н., врач-уролог отделения хирургии, Клинический госпиталь Уфа «Мать и дитя», Уфа, Россия; e-mail: marrat@rambler.ru

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь