Уровень эозинофильного катионного белка у пациентов с ишемической болезнью сердца и стентированием коронарных артерий

18.07.2017
868

ФГБУ Российский кардиологический научно-производственный комплекс Минздрава РФ, Москва
Цель исследования. Сравнить уровень эозинофильного катионного белка (ЭКБ) и высокочувствительного С-реактивного белка (вч-СРБ) в сыворотке крови у пациентов с ишемической болезнью сердца в зависимости от выраженности атеросклеротического поражения коронарных артерий — КА (по шкале SYNTAX), а также оценить динамику уровня этих показателей после имплантации стентов с лекарственным покрытием (СЛП). Материал и методы. В исследование включены 240 человек (144 мужчины), которым по клиническим показаниям выполнялась диагностическая коронарография (КГ) с ангиопластикой и стентированием КА в 184 случаях. Уровни ЭКБ и вч-СРБ определяли исходно (за 24 ч до КГ) и на 3-и сутки после процедуры. Результаты. У лиц с интактными КА исходный уровень ЭКБ оказался ниже, чем у пациентов с тяжелым поражением коронарного русла (средний и высокий риск по шкале SYNTAX), и составил 8,7 (6,5; 11,5), 11,9 (11,2; 15,9) и 15,6 (8,9; 18,8) нг/мл соответственно (р<0,05). Исходный уровень вч-СРБ в группах достоверно не различался. У пациентов с выявленным по результатам КГ рестенозом стента (давность стентирования составила 6—60 мес, в среднем 29 мес) различий по уровню ЭКБ и вч-СРБ не выявлено по сравнению с пациентами без рестеноза. После имплантации стентов уровень ЭКБ повысился с 11,6 (8,7; 17,4) до 14,7 (10,1; 20,7) нг/мл (р<0,001), независимо от типа лекарственного покрытия. Динамики уровня ЭКБ после КГ выявлено не было. Уровень вч-СРБ повышался как на 3-и сутки после КГ: исходно 0,19 (0,08; 0,34) мг/л; на 3-и сутки — 0,4 (0,2; 0,6) мг/л (р<0,001), так и после имплантации стентов: исходно 0,2 (0,1; 0,4) мг/л; на 3-и сутки 0,5 (0,3; 1) мг/л (р<0,001). Заключение. У пациентов с тяжелым поражением коронарного русла (средний и высокий риск по шкале SYNTAX) уровень активности эозинофилов выше, чем у лиц с интактными КА, что может свидетельствовать об участии этих клеток в развитии атеросклероза КА. Имплантация СЛП ведет к повышению активности эозинофилов. КГ, как и стентирование, вызывает системный воспалительный ответ организма (определяемый по уровню вч-СРБ), но во втором случае его выраженность выше.

Одним из основных направлений в лечении больных с различными формами ишемической болезни сердца (ИБС) являются эндоваскулярные процедуры, в частности стентирование коронарных артерий (КА). Появление стентов с лекарственным покрытием (СЛП) привело к значительному снижению частоты развития рестеноза в них в первый год наблюдения [1]. Несмотря на обнадеживающие результаты, полученные в ходе начальных исследований по оценке безопасности и эффективности СЛП первого поколения (покрытие сиролимусом и паклитакселем), в дальнейшем было отмечено, что в них тоже развивается рестеноз, но в более поздние сроки. Некоторые исследователи полагают, что антипролиферативные вещества, покрывающие стент, снижают риск развития рестеноза, но не предотвращают его, что и послужило причиной дальнейших исследований в этом направлении [2].

В ряде работ было показано, что концентрация маркеров воспаления до стентирования, а также в различные сроки после него может иметь связь с развитием рестеноза [3, 4]. Так, повышенный уровень С-реактивного белка (СРБ) и скорость оседания эритроцитов (СОЭ) являются неблагоприятными прогностическими факторами в отношении развития рестеноза после имплантации СЛП [5].

S. Yoneda и соавт. [6] было показано, что состав неоинтимы, сформированной после имплантации СЛП, отличается от такового после имплантации металлических стентов без лекарственного покрытия (МС). Количество гладких мышечных клеток в первом случае существенно меньше, при этом отмечается повышенная инфильтрация эозинофилами, макрофагами и Т-лимфоцитами. Возможно, это вызвано наличием полимера — базисного слоя, служащего резервуаром для постепенно высвобождающегося лекарственного препарата и равномерного распределения концентрации вещества в окружающих тканях в течение длительного времени.

Развитие рестеноза — многофакторный процесс со сложными механизмами, в которые могут быть вовлечены разные типы клеток иммунной системы. Предполагают, что одним из возможных компонентов в патогенезе развития атеросклероза КА и рестеноза является эозинофильное воспаление. Так, в работе N. Giampaolo и соавт. [7] сделано предположение, что исходно повышенный уровень эозинофильного катионного белка (ЭКБ) — маркера активности эозинофилов – может быть прогностическим фактором сердечно-сосудистых осложнений после имплантации СЛП.

Цель данной работы — определить уровни ЭКБ и высокочувствительного С-реактивного белка (вч-СРБ) в сыворотке крови у пациентов с ИБС и сопоставить с тяжестью атеросклеротического поражения КА, а также оценить динамику уровня этих показателей после чрескожного коронарного вмешательства (ЧКВ).

Материал и методы

Критерием включения в исследование было наличие показаний к проведению коронарографии (КГ). В исследование не были включены пациенты с аллергическими реакциями или хроническими заболеваниями аллергической природы, а также с тяжелыми сопутствующими патологиями.

Всем включенным в исследование больным помимо стандартного лабораторного и инструментального обследования проводилось определение уровня вч-СРБ и ЭКБ в сыворотке крови. Все показатели были определены исходно (за 24 ч до КГ) и на 3-и сутки после процедуры.

Кровь для исследования брали из локтевой вены пациентов утром натощак в пробирки с активатором свертывания (каолин). Образцы крови для определения уровня ЭКБ подвергали инкубации (2 ч при температуре 25 оС), затем их центрифугировали в течение 10 мин при 1500 об/мин. После этого образцы сыворотки крови замораживали и хранили при температуре –70 оС. Уровень ЭКБ определяли иммуноферментным методом на автоматическом хемилюминесцентном анализаторе Immulite-1000. Уровень вч-СРБ определяли высокочувствительным нефелометрическим методом на автоматическом лазерном нефелометре BN-proSpec.

Гемодинамически значимым считали атеросклеротическое поражение коронарного русла, сужающего просвет артерии на 70% и более. В случаях стенозирования ствола левой КА гемодинамически значимым считали сужение просвета более 50%. Тяжесть атеросклеротического поражения определяли по шкале SYNTAX, которая используется для определения оптимальной стратегии хирургического лечения. К категории низкого риска относятся пациенты с суммой баллов от 0 до 22; среднего риска — от 23 до 32 баллов; высокого риска — ≥33 баллов.

Рестенозом считали атеросклеротическое поражение ранее стентированного участка (внутри стента и на 5 мм пр...

Список литературы

  1. Stettler C., Wandel S., Allemann S., et al. Outcomes associated with drug-eluting and bare-metal stents: a collaborative network meta-analysis. Lancet 2007;370:937–948.
  2. Finn A., Nakazawa G., Joner M., et al. Vascularresponses to drug-eluting stents: importance of delayed healing. Arterioscler Thromb Vasc Biol 2007; 27:1500–1510.
  3. Montone R., Sabato V., Sgueglia G., Niccoli G. Inflammatory mechanisms of adverse reactions to drug-eluting stents. Curr Vasc Pharmacol 2013;11(4): 392–398.
  4. Stone G., Ellis S., Colombo A., et al. Offsetting impact of thrombosis and restenosis on the occurrence of death and myocardial infarction after paclitaxel-eluting and bare metal stent implantation. Circulation 2007;115: 2842–2847.
  5. Karpov Y.A., Buza V.V. Pre-procedure C-reactive protein and erythrocyte sedimentation rate but not lipoprotein-associated phospholipase A2 predict clinical outcomes after drug-eluting stents implantation in patients with stable coronary disease on chronic statin therapy. Circulation 2012;126:9356.
  6. Yoneda S., Abe S., Kanaya T., et al. Late-phase inflammatory response as a feature of in-stent restenosis after drug-eluting stent implantation. Coron Artery Dis 2013;24(5):368–373.
  7. Giampaolo N., Domenico S., Flavia B. et al. Pre-intervention eosinophil cationic protein serum levels predict clinical outcomes following implantation of drug-eluting stents. Eur Heart J 2009;30:1340–1347.
  8. Giampaolo N., Giuseppe F., Nicola C., et al. Eosinophil cationic protein: A new biomarker of coronary atherosclerosis. Atherosclerosis 2010;211: 606–611.
  9. Niccoli G., Dato I., Imaeva A., Antonazzo P., et al. Association between inflammatory biomarkers and in-stent restenosis tissue features: an Optical Coherence Tomography Study. Eur Heart J Cardiovasc Imag 2014;15(8): 917–925.
  10. Gabbasov Z.A., Kozlov S.G., Saburova O.S., et al. Eosinophil cationic protein and the development of drug-eluting stent restenosis. Kardiologija 2011;51:2:49–54. Russian (Габбасов З.А., Козлов С.Г., Сабурова О.С. и др. Эозинофильный катионный белок и развитие рестеноза стентов с лекарстенным покрытием. Кардиология 2011;51:2:49–54).
  11. Gabbasov Z.A., Kozlov S.G., Imaeva A.É., et al. Role of eosinophil granulocytes in the occurrence of restenosis in patients after coronary stenting with drug-eluting stents. Ter Arkh 2014;86(9):90–96. Russian (Габбасов З.А., Козлов С.Г., Имаева А.Э., и др. Роль эозинофильных гранулоцитов в возникновении рестеноза у пациентов после коронарного стентирования с помощью стентов, покрытых лекарственным веществом. Терапевтический архив 2014;86(9):90–96).
  12. Alexander G., Oren Z., Alexander Z., et al. Diagnostic coronary angiography induces a systemic inflammatory response in patients with stable angina. Am Heart J 2003;146(5):819–823.
  13. Niccoli G., Calvieri C., Minelli S., et al. Permanent polymer of drug eluting stents increases eosinophil cationic protein levels following percutaneous coronary intervention independently of C-reactive protein. Atherosclerosis 2014;237(2):816–820.
  14. Levi-Schaffer F., Garbuzenko E., Rubin A. et al. Human eosinophils regulate human lung- and skin-derived fibroblast properties in vitro: a role for transforming growth factor beta (TGF-beta). Proc Natl Acad Sci USA 1999; 96:9660–9665.
  15. Ross R. Atherosclerosis: an inflammatory disease. N Engl J Med 1999;340: 115–126.

Об авторах / Для корреспонденции

ФГБУ Российский кардиологический научно-производственный комплекс Минздрава РФ, Москва
Бязрова Ф.Ф. - кардиолог.
Зыков К.А. - д.м.н., руков. лаборатории иммунопатологии сердечно-сосудистых заболеваний.
Лопухова В. В. - к.м.н., ст.н.с. отдела ангиологии.
Буза В. В. - к.м.н., работает в США.
Масенко В. П. - д.м.н., проф., руков. отдела нейрогуморальных и иммунологический исследований.
Самко А. Н. - д.м.н., проф., руков. отдела рентгеноэндоваскулярных методов диагностики и лечения.
Карпов Ю. А. - д.м.н., проф., руков. отдела ангиологии.
E-mail: farya86@mail.ru

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь