Взаимосвязь дисфункции эндотелия с развитием эссенциальной артериальной гипертонии в подростковом возрасте

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/cardio.2015.3.21-26

27.03.2015
789

ФГБНУ «Научно-исследовательский институт кардиологии», 634012 Томск, ул. Киевская, 111a

Работа посвящена изучению лабораторных показателей дисфункции эндотелия (ДЭ) на ранних этапах формирования эссенциальной артериальной гипертонии (ЭАГ) в подростковом возрасте и их взаимосвязь с факторами риска (ФР) развития сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ). Обследованы 299 подростков с ЭАГ в возрасте 12—18 лет. По результатам суточного мониторирования артериального давления (СМАД) все пациенты были разделены на 3 группы: 1-я группа — 98 человек с феноменом «гипертонии белого халата»; 2-я группа — 108 подростков с лабильной АГ (ЛАГ); 3-я группа — 93 пациента со стабильной АГ (стАГ). Контрольную группу составили 27 здоровых подростков. Оценивались лабораторные показатели ДЭ (фактор Виллебранда — ФВ, метаболиты оксида азота, катехоламины мочи), параметры СМАД и ФР развития ССЗ. У подростков с ЛАГ и стАГ выявлены клинически значимые различия по средним значениям ФВ по отношению к контролю. При увеличении активности ФВ на 1 ед. измерения отмечалось повышение среднего пульсового АД в ночные часы на 0,36 мм рт.ст. (р=0,048). Была выявлена взаимосвязь маркеров ДЭ с такими ФР развития ССЗ, как отягощенная по гипертонической болезни наследственность, избыточная масса тела и низкая масса тела при рождении.

Проблема эссенциальной артериальной гипертонии (ЭАГ) в нашей стране привлекает пристальное внимание не только терапевтов, но и педиатров. Это обусловлено тем, что ЭАГ существенно «помолодела» и не является редкостью у детей и подростков. Распространенность повышенного артериального давления (АД) среди школьников в России составляет от 2,4 до 18% [1, 2], и сохранение его уровня в последующие годы [3, 4] определяет актуальность данной работы. В связи с большим разнообразием факторов и механизмов регуляции, влияющих на уровень АД, современные представления о патогенезе ЭАГ полны противоречий. В последнее время особое внимание уделяется дисфункции эндотелия (ДЭ), однако до сих пор продолжаются дискуссии по поводу первичности или вторичности этих нарушений по отношению к АГ [5—7]. Изучение ДЭ в пубертатном возрасте, когда происходит сложная гормональная перестройка всего организма, затруднительно вследствие того, что гормоны оказывают прямое воздействие на состояние эндотелия [5]. Тем не менее в литературе мы встретили ряд работ, посвященных этому аспекту у детей и подростков с АГ [8—10]. Так, A. Barath и соавт. [9] выявили у подростков с АГ снижение выработки одного из основных вазодилатирующих веществ ДЭ — окида азота (NO). Напротив, C.D. Goonasekera и соавт. [10] отметили повышение концентрации нитратов и нитритов как конечных продуктов метаболизма NO и рассматривают данный результат как компенсаторную реакцию эндотелия на повышение АД. Продолжение изучения функции эндотелия и его взаимосвязи с факторами риска (ФР) развития сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) позволит получить дополнительную информацию о механизмах становления ЭАГ в подростковом возрасте.

Цель исследования: оценить лабораторные показатели ДЭ у подростков с ЭАГ и определить их взаимосвязь с ФР развития ССЗ и показателями суточного мониторирования АД (СМАД).

Материал и методы

В исследование включены 299 подростков с ЭАГ в возрасте от 12 до 18 лет (средний возраст 14,9±2,0 года), из них 215 (71,9%) юношей и 84 (28,1%) девушки. На амбулаторном этапе у данных пациентов было зарегистрировано повышение уровня АД выше 95-го перцентиля для соответствующего пола, роста и возраста не менее чем на 3 врачебных приемах с интервалом 10—14 дней [11]. Средний возраст регистрации повышенного уровня АД у подростков с АГ составил 13,47±2,22 года. Давность регистрации повышения АД была в среднем 1,48±2,05 года. Бессимптомный характер течения АГ имели 25,1% больных.

Критерии включения в исследование: возраст с 12 до 18 лет включительно; повышение АД выше 95-го перцентиля для соответствующего пола, роста и возраста во время 3 визитов к врачу с интервалом 10—14 дней; информированное согласие на участие в проводимом исследовании ребенка и его родителей.

Критерии исключения: возраст младше 12 лет и старше 18 лет; симптоматический характер АГ; применение гипотензивных препаратов на момент запланированного обследования.

Контрольную группу составили 27 практически здоровых подростков, сопоставимых по полу и возрасту с пациентами исследуемых групп.

Всем подросткам было проведено СМАД по общепринятой методике [11]. По результатам СМАД подростки с ЭАГ были разделены на 3 группы наблюдения: 1-я группа — 98 (30,1%) пациентов с «гипертонией белого халата» (ГБХ), индекс времени (ИВ) систолического АД (САД)/диастолического АД (ДАД) не превышал 25%, при этом показатели «офисного» АД были выше 95-го перцентиля распределения для соответствующего возраста, роста и пола; 2-я группа — 108 (33,1%) подростков с лабильной АГ (ЛАГ), ИВ САД/ДАД находился в пределах 25—50%; 3-я группа — 93 (28,5%) подростка со стабильной АГ (стАГ), ИВ САД/ДАД был выше 50%.

Всем пациентам проводили антропометрическое исследование с измерением массы тела и роста. Индекс массы тела (ИМТ) был рассчитан как соотношение массы тела в килограммах к квадрату роста в метрах. Данный показатель оценивали в зависимости от возраста и пола, взяв за основу значения индекса Кетле, соответствующие критериям ИМТ (более 25 кг/м2) и ожирения (более 30 кг/м2) у взрослых [12]. У 79,1% подростков групп наблюдения масса тела была в пределах нормы. В исследование были включены 20,6% пациентов с избыточной массой тела: в группе с ГБХ — у 16,3%, в группе с ЛАГ — у 12,9%, в группе со стАГ — у 39,8%. Пациентов с ожирением в данное исследование не включали.

На момент включения в исследование подростки с АГ не принимали гипотензивные препараты, немедикаментозные методы коррекции повышенного АД не использовались.

Список литературы

  1. Kislyak O.A. Arterial hypertension in adolescents. Moscow. Miklosh 2007;208p. Russian (Кисляк О.А. Артериальная гипертензия в подростковом возрасте. М.: Миклош 2007;208с.)
  2. Rabtsun N.A., Plotnikova I.V., Trubacheva I.A. Spread of cardiovascular risk factors in the Tomsk population aged 11-16 years. Profilaktika zabolevanij i ukreplenie zdorov’ja 2003;1:36—40. Russian (Рабцун Н.А., Плотникова И.В., Трубачева И.В. Распространенность факторов риска развития сердечно-сосудистых заболеваний в популяции 11—16-летних детей и подростков Томска. Профилактика заболеваний и укрепление здоровья 2003;1:36—40).
  3. Rozanov V.B., Alexandrov A.A., Shugaeva E.N., Maslennikova G.Y., Smirnova S.G. Results of 10-year prospective study for evaluation of tracking and detracking of arterial blood pressure in adolescent boys. Lechebnoe Delo. 2006;3: 47—54. Russian (Розанов В.Б., Александров А.А., Шугаева Е.Н., Масленникова Г Я, Смирнова С. Г. Результаты десятилетнего проспективного исследования для оценки трекинга и детрекинга артериального давления у мальчиков-подростков. Лечебное дело 2006;3:47—54).
  4. Chen X., Wang Y. Tracking of blood pressure from childhood to adulthood: A systematic review and meta-regression analysis. Circulation 2008;117:3171—3180.
  5. de Caterina R., Libby P. Endothelial dysfunctions and vascular disease. Blackwell Futura 2007;432р.
  6. Landmesser U., Drexler H. Endothelial function and hypertension. Curr Opin Cardiol 2007;22:316—320.
  7. Juonala M., Viikari J.S., Rönnemaa T. et al. Elevated blood pressure in adolescent boys predicts endothelial dysfunction: the Cardiovascular Risk in Young Finns Study. Hypertension 2006;48:424—430.
  8. Bryl W., Pupek-Musialik D. The influence of ACE-inhibitor on endothelin concentration and some metabolic parameters in young hypertensives. Pol Merkur Lekarski 2006;21:174—175.
  9. Baráth A., Túri S., Németh I. et al. Different pathomechanisms of essential and obesity-associated hypertension in adolescents. Pediatr Nephrol 2006;21:1419—1425.
  10. Goonasekera C.D., Shah V., Rees D.D., Dillon M.J. Nitric oxide activity in childhood hypertension. Arch Dis Child 1997;77:11—16.
  11. Diagnostics, treatment, and prevention of arterial hypertension in children and adolescents. In. National clinical guidelines 2th ed. Moscow: Silicea-Polygraph; 2009.pp. 251—288. Russian. (Диагностика, лечение и профилактика артериальной гипертензии у детей и подростков. В кн: Национальные клинические рекомендации. 2-е издание. М.: Силицея-Полиграф 2009;251—288).
  12. Cole T.J., Bellizzi M.C., Flegal K.M., Dietz W.H. Establishing a standard definition for child overweight and obesity worldwide: international survey. BMJ 2000;320:1240—1243.
  13. Barkagan Z.S., Momt A.P. Diagnostics and controlled treatment of abnormal hemostasis. Moscow: Newdiamed-AO 2001;296p. Russian. (Баркаган З.С., Момот А.П. Диагностика и контролируемая терапия нарушений гемостаза. М.: Ньюдиамед-АО 2001;296 c).
  14. Manukhina E.B., Lyamina N.P., Dolotovskaya P.V., Mashina S.Y., Lyamina S.V., Pokidyshev D.A., Malyshev I.Y. The role of nitric oxide and free oxygen radicals in pathogenesis of arterial hypertension. Kardiologiia 2002;1: 73—84. Russian (Манухина Е.Б., Лямина Н.П., Долотовская П.В., Машина, С.Ю., Лямина, С.В., Покидышев Д.А., Малышев, И.Ю. Роль оксида азота и кислородных свободных радикалов в патогенезе артериальной гипертензии. Кардиология 2002;11:73—84).
  15. Gusakova A.M., Ivanovskaya E.A. Determination of catecholamines in 24-h urine by the method of inversion voltammetry. Khimiko-Farmatsevticheskii Zhurnal 2007;1:72—74. Russian (Гусакова А.М., Ивановская Е.А. Определение катехоламинов в суточной моче методом инверсионной вольтамперометрии. Химико-фармацевтический журнал 2007;1:72—74).
  16. Everitt B.S., Pickles A. Statistical aspects of the design and analysis of clinical trials. Imperial College Press, London 2004;323p.
  17. Bezlyak V.V., Kovalev I.V., Plotnikova I.V. Methods of multivariate modeling in pediatric cardiology. Pediatria 2010;3:38—45. Russia (Безляк В.В., Ковалев И.В., Плотникова И.В. Методы многомерного моделирования в детской кардиологии. Педиатрия 2010;3:38—45).
  18. Markov Kh.M. Nitric oxide and cardiovascular system. Uspekhi Fiziologicheskikh Nauk 2001;3:49—65. Russian (Марков Х.М. Оксид азота и сердечно-сосудистая система. Успехи физиологических наук 2001;3:49—65).
  19. Kelm M., Feelisch M., Krebber T. et al. Role of nitric oxide in the regulation of coronary vascular tone in hearts from hypertensive rats. Maintenance of nitric oxide-forming capacity and increased basal production of nitric oxide. Hypertension 1995;25:186—193.
  20. Wu C.C., Yen M.H. Nitric oxide synthase in spontaneously hypertensive rats. Biomed Sci 1997;4:249—255.
  21. Polivoda S.N. von Willebrand factor as marker of endothelial dysfunction in patients with cardiovascular diseases. Ukrainsky Revmatol Zhurnal 2000;1:13—18. Russian (Поливода С.Н. Фактор Виллебранда как маркер эндотелиальной дисфункции у пациентов с заболеваниями сердечно-сосудистой системы. Украiнський ревматол журн 2000;1:13—18).
  22. Vizir V.A., Berezin A.E. The role of endothelial dysfunction in onset and progression of arterial hypertension. Prognostic significance and prospects of treatment. Ukrainsky Med Chasopis 2000;4:23—33. Russian (Визир В.А., Березин А.Е. Роль эндотелиальной дисфункции в формировании и прогрессировании артериальной гипертензии. Прогностическое значение и перспективы лечения. Украiнський мед Часопис 2000;4:23—33).
  23. Bunina E.G., Minyailova N.N., Rovda Y.I., Sundukova E.L., Korchagina N.V. Metabolic abnormalities as risk factors of arterial hypertension progression in children and adolescents. Pediatria 2010;3:6—9. Russian (Бунина Е.Г., Миняйлова Н.Н., Ровда Ю.И., Сундукова Е.Л., Корчагина Н.В. Метаболические нарушения как факторы риска прогрессирования артериальной гипертензии у детей и подростков. Педиатрия 2010;3:6—9).
  24. Kosyankova T.V., Puzyrev K.V., Kovalev I.A., Tsymbalyuk I.V. Nitric oxide synthases: gene polymorphysms and cardiovascular pathology. Medical Genetics 2003;2:73—77. Russian (Косянкова Т.В., Пузырев К.В., Ковалев И.А., Цимбалюк И.В. Синтазы оксида азота: полиморфизм генов и сердечно-сосудистая патология. Медицинская генетика 2003;2:73—77).
  25. Vizir V.A., Berezin A.E. Pathogenetic significance of plasma and stored catecholamines in development of arterial hypertension. Ukrainsky Med Chasopis. 2001;1: 14—22. Russian. (Визир В.А., Березин А.Е. Патогенетическое значение плазменных и депонированных катехоламинов в формировании артериальной гипертензии. Украiнський мед Часопис 2001;1: 14—22).
  26. Olbinskaya L.I., Bochenkov Y.V., Zheleznih E.A. Sympathetic hyperactivity in the development of arterial hypertension with metabolic abnormalities: approaches to pharmacotherapy. Vrach 2004;7:4—8. Russian. (Ольбинская Л.И., Боченков Ю.В., Железных Е.А. Симпатическая гиперактивность в развитии артериальной гипертензии с метаболическими нарушениями: подходы к фармакотерапии. Врач 2004;7:4—8).
  27. Buprova S.A. Metabolic syndrome: clinical presentation, diagnosis, and treatment approaches. Rossiiskii Meditsinskii Zhurnal 2001;2:56—61. Russian. (Бупрова С.А. Метаболический синдром: клиника, диагностика, подходы к лечению. Российский медицинский журнал 2001;2:56—61).

Об авторах / Для корреспонденции

ФГБНУ «Научно-исследовательский институт кардиологии», Томск
Отделение детской кардиологии
Плотникова И.В. - д.м.н., и/о руков. отделения.
Ковалев И.А. - д.м.н., проф., вед.н.с. отделения.
Безляк В.В. - к.м.н., н.с. отделения.
Клинико-диагностическая лаборатория
Суслова Т.Е. - к.м.н., вед.н.с., руков. лаборатории.
E-mail: ivp@cardio-tomsk.ru

Полный текст публикаций доступен только подписчикам

Нет комментариев

Комментариев: 0

Вы не можете оставлять комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь